В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

ГОРЫ И МОРЯ? НЕТ! ОКЕАНЫ И ВУЛКАНЫ! Часть I

"Море смеется
 у края лагуны.
 Пенные зубы,
 лазурные губы..."

здесь и далее, без указания, курсивом, слова Федерико Гарсиа Лорки

Идея поехать на Канарские острова возникла спонтанно.  Нет, отпуск на февраль мы безусловно планировали, но планировались к посещению совершенно другие места. Однако, как бытие определяет сознание, так финансовая сторона определяет количество километров  до места отдыха. В общем, денег не хватало. И тут в разгар праздничных январских дней в WhatsApp’е появилась моя бывшая начальница, замечательная женщина и просто хороший человек Ирина Юрьевна Дегтярева с информацией, что она сейчас с семьей отдыхает на Тенерифе и ей это нравится. «Стоп! - сказал я себе, - а не то ли это, что нам надо»
И уже через неделю был выбран тур, и оплачен первый взнос под поездку на Тенерифе.
Заказали и стали ждать день отправления, постоянно заглядывая в прогноз погоды. А прогноз показывал +18 ÷ +20 на суше и +18 в море, чем невыносимо огорчал, ведь хотелось загорать и купаться. Был момент, когда мы дружно стали жалеть, что не собрались куда-нибудь  на теплые острова Индийского океана, но дело сделано, и мы в ночь с 13-го на 14-е февраля вылетели в западном направлении.
«Вперед, мой Росинант! Вперед!»

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО
«... и кажется, что сердце - забытый в далях остров»
Нет, мои дорогие, не буду я описывать отлет, перелет и прилет. Не буду описывать переезд и заезд. Все это скучно и обыденно. Вот, скажите, в чем интерес описывать аэропорт Домодедово, чартерный рейс Боинга 757, в котором семь часов упираешься коленями в соседнее кресло, гостинцу три звезды с манией величия до четырех, все эти шаттлы и трансферы? Кажется, уже все это попробовали и знают все без дополнительных рассказов. Но все это было, и от этого никуда не денешься. И, конечно же, было знакомство с курортным городком Коста Адеха и его соседом Лас Амéрикос. Знакомство с положительным эмоциональным настроем, ибо сама атмосфера острова Тенерифе, его испанское население с его эмоциональностью и открытостью, а так же с некоторой безалаберностью способствовали этому. Но в названии написано «Океаны и Вулканы», вот о них я и буду писать.


Первое знакомство с Океаном состоялось во время посещения соседнего с Тенерифе острова Канарского архипелага Ла Гомера или просто Гомера.
На Гомеру с Тенерифе можно попасть по воздуху и по морю. По морю интереснее и романтичнее. Два раза в день из порта Кристианос на Гомеру отправляется паром ARMAS. И мы вместе с англоязычной туристической группой, а других, когда мы брали билет на экскурсию, не оставалось, в 8:45 отплыли к острову, который был выбран Христофором Колумбом, как стартовый для открытия Америки. Помнится он так и сказал, мол, иду на «Санта-Марии» к Ла Гомера, а потом пойду (моряки по морю ходят, вы помните… это сухопутные мазуты по морям плавают) открывать Америку. Сейчас про великого мореплавателя врут, что он и остаток жизни провел на Гомере, но это для того, чтобы впечатлить капризных туристов, которым вынь да положь громкое имя, а иначе и туристическая поездка не оправдывает своего значения. Свои последние дни Христофор Доменикович провел в Севильи, без заслуженной славы и денег. Sic transit gloria mundi, как говорится. А теперь все хотят прислониться к его имени.
Погода при отправлении была замечательной, небо голубое, море ярко-синее, легкий бриз. По мере отдаления от берега ветер крепчал, волна усиливалась, и мы, чтобы нас не умотала волна с носового зала, где качало, как на гигантской качели, сначала переместились в центр, а потом и вовсе вышли на воздух и тут…
И тут море перестало быть морем, перед нами возник Океан, великий Атлантический Океан, который своими, в общем, не большими волнами легко качал паром более семи тысяч тонн водоизмещения.

Я уже вижу третий Океан, не видел только Северный Ледовитый, и могу сказать, что все они отличаются. Возможно, времена года и ширόты накладывают свой отпечаток, возможно, это субъективное восприятие, но каждый Океан индивидуален. От грандиозного темно-синего Тихого океана, до летнего и жаркого серо-голубого Индийского, от ярко-синего весеннего Атлантического до стального временами почти черного холодного Ледовитого (про последний я прочитал в умных книжках). Каждый индивидуален и каждый прекрасен. Сегодня перед нами простирался Океан первопроходцев, Океан «Санта-Марии» и «Сан-Габриэля», Океан Колумба и Америго Веспучи, Кортеса и Арельяны. Он был прекрасен и величественен, но он был одновременно легок, этот самый геологически молодой красавец Океан.

На палубе, замотавшись в куртки и пледы, располагались те, кому было душно в закрытых помещениях или такие, как мы, которым общение с Океаном еще не превратилось в обыденность.
На левом борту верхней палубы возле ограждения расположилась группа любителей природы с биноклями. Они внимательно всматривались вдаль. Дело в том, что этот район Океана место встречи ветки Гольфстрима умеренно теплого Канарского течения с холодными водами, и как обычно, в местах, где перемешиваются теплые воды с водами холодными и богатыми кислородом, кипит жизнь. Море планктона, медузы и рыбы, дельфины и киты, всего хватает. Вот китов и высматривали обинокленные наблюдатели. Но киты - это верхушка пищевой цепи жизни Океана, а потому редки, да и перемещаться между островами они предпочитают в основном по ночам. Помнят толстокожие гиганты недалекое прошлое, когда похожие корабли несли кровь и смерть. Было – что поделаешь. Но я отвлекся.
Всё путешествие между островами занимает не более двух часов, и поэтому уже в 11-00 мы из порта небольшого городка Сан-Себастьян на автобусах тронулись на экскурсию вглубь острова Гомера. И начались горы.


Гомера, один из семи крупных Канарских островов, появился со дна Атлантического океана по свидетельству геологов пару миллионов лет назад, как результат деятельности вулканов. И если вулкан Тейде на Тенерифе вулкан - действующий, о чем он с периодичностью в сто лет напоминает зарвавшемуся человечеству, то вулкан Гомеры давно спит и о его извержении в обозримую историческую эпоху никто не упоминает. Однако, это никак не ущемляет ту специфическую красоту, которая открывается из окна автобуса по мере того, как он поднимался по серпантину автомобильной дороги в горы. Специфика заключается в том, что растительность Гомеры, да и вообще Канарских островов, формировалась как замкнутая. До ближайшего континентального берега четыреста километров, а потому семена растений заносились, видимо, исключительно птицами, хотя, как здесь завелись эндемики: красавица с длиннющими иголками - канарская сосна и канарский лавр, сказать трудно. И все же главные растения островов - это суккуленты, из которых наибольшее распространение имеют кактусы: опунции, алое и агава. Да-да… те самые опунции и агавы, из которых, как известно, делают текилу, настоящую и не совсем народные умельцы. И именно суккуленты низкорослые и не совсем, порой выстреливающие цветами до шести метров ввысь, формируют вид гор Гомеры. К горному ландшафту, серпантину дорог и суккулентной растительности нужно добавить частые туманы, а точнее облака, в которые кутается остров Гомера. По мере продвижения по острову туман сменялся густым туманом, дождливым туманом, туманом с моросью, который вдруг прорывался островами лазурного канарского неба. В такие минуты можно было наблюдать вершину заснеженного великана Тейде, обитающего на Тенерифе.
Высшая точка Гомеры гора Гарахоная высотой почти полтора километра. Вершина плоская и на ней располагается Национальный парк имени горы, а на его территории того же имени музей. Музей маленький и в значительной степени посвящен культуре аборигенного населения – гуанчам.
Аборигены гуанчи - люди загадочные. Были белокожи и голубоглазы, строили пирамиды, совсем не знали мореплаванья и разговаривали свистом. Сегодня этот разговор на языке сильбо демонстрируют туристам в небольших туристических ресторанчиках. Если подходить строго, то это не совсем язык, это способ озвучки обычных слов на испанском, английском, французском языках свистом с использованием своеобразного умения, позволяющего общаться в гористой местности на расстояниях до пяти - десяти километров. Горы там. Горняки, как бы сказал дядя Митя из фильма «Любовь и голуби», были гуанчи. Гор-ня-ки! Теперь они растворились в испанском населении Канарских островов и островов Карибского бассейна.
На территории Национального парка есть уникальные лавровые леса. Нам они показались в тумане сырыми и мрачными, но ведь красота бывает и мрачной. Хотя, может быть, нас уже утомили четыре часа езды по горам.
Спустя пять часов экскурсии по острову автобус вернулся в Сан-Себастьян. Нам дали двадцать минут на прогулку по городку. А больше времени было и не нужно. Небольшой приморский (приокеанский городок), с испанским национальным колоритом, тихий и, как мне показалось, заброшенный. В прочем он был похож на все некурортные города на Канарских островах, включая столицу Тенерифе и Канарских островов Санта-Крус-де-Тенерифе.
В порту Сан-Себастьяна мы с радостью и некоторым удивлением заметили парусный корабль под российским флагом. Как потом я узнал, это была копия фрегата «Штандарт» - фрегата Его Императорского Величества Петра Великого. Корабль построили энтузиасты и теперь путешествуют по всему миру, прославляя российский триколор.
В 16-00 паром ARMAS отправился в обратное плаванье в Лос Кристианос Тенерифе. Все два часа, которые моя Валико, утомившись поездкой, проспала, а я посвятил фотографированию вулкана Тейде и Океана. Уж очень красиво все выглядело.
Вчера я просматривал эти фотография… В жизни все выглядит лучше.

ОКЕАН ИЗНУТРИ
«Если море тебя печалит, ты безнадёжен»
Вот уже больше года, как я «заболел» дайвингом.
За прошедший год я сделал девять погружений. Нырял в Красном и Черном морях, в Тихом и Индийском океанах, даже на Волге нырнул. Теперь наступила очередь Атлантического океана.
Одной из моих целей поездки на Тенерифе было повышение своей дайверской квалификации с Open Water Diver (OWD) до Advanced Open Water Diver (AOWD). Ничего не поняли? Был дайвером простым, захотел стать усовершенствованным дайвером. Опять не понятно? Любительский дайвинг в международной системе имеет четыре степени квалификации, если условно разбить на воинские звания, то рядовой, сержант, младший и старший офицер. Вот я захотел себе сержантские лычки. Так думаю понятно. Для этого необходимо было сделать пять погружений, одно из которых обязательно глубинное, на глубину 30 метров.
Еще в Москве я нашел и связался с дайв-клубом «Аква-Марина», которая базируется на набережной Лас Америкас. И они меня поняли и даже пообещали мне русского инструктора.
Вообще русских на острове оказалось много, кто не живет жизнью рантье, тот работает в сфере обслуживания. Конечно, а где еще, не в сельском же хозяйстве? Хотя есть семья, которая выращивает виноград и делает вино, принимая русские экскурсии. Семья из Омска, кажется, инженеры, думаю этим все сказано, русские не пропадут!
По приезду на следующий день мы нашли клуб и встретились с Евгением, моим инструктором. Занятия назначили на 18 и 19 февраля.
К слову о датах и числах. Конечно, я инженер и рационалист, конечно, я не верю в хиромантию и астрологию, но! Как объяснить, что квартира, в которой я сегодня живу, имеет номер 138, а мой день рождения 13-е августа? Или то, что 19 сентября я познакомился со своей будущей супругой, а через два года 18 сентября родился мой сын? Ит’с мирикал, больше нет у меня объяснений. Так же и здесь, ровно год назад 18 – 19 февраля 2013 года я сдавал на сертификат OWD в Австралии, а спустя ровно год! 18-19 февраля 2014 года на Канарах предстояло сдать на сертификат AOWD. Я хотел начать 17-го, и даже уже договорился с Евгением, но у него вдруг обнаружились другие дела, и все свелось к 18-19. Такие вот дела.
Ну, как бы то ни было, 18-го я явился в клуб для прохождения курса AOWD. Меня, конечно, смущало, что вода была всего 18 градусов. Это для дайвинга, у которого один заныр длится до пятидесяти минут, холодно. Но мне выдали два гидрокостюма, один длинный и один короткий, оба толщиной 5 мм, и как показала практика, я ни разу не замерз.

Первый день был посвящен обязательному подводному ориентированию по компасу и занятию (по моей просьбе) по управлению плавучестью. Оба дайва чистая техника и для нормальных людей вряд ли представляет интерес. Скажу только, что оба дайва делались с берега, с пляжа. И в заключение каждого занятия Женя (а мы перешли «на ты», не возможно выкать в таких делах), в конце каждого дайва он меня «прогуливал» вдоль каменного мола. Глубина там пять - шесть метров, видимость вполне приличная, те же пять - шесть метров. Конечно, это не Красное море и даже не Андаманское, но подводный мир красив везде. Здесь мы регулярно вплывали в стаи каких-то рыб, которые… Вы, наверное, видели в фильмах Кусто, как плавают стаи рыб, группируясь и сливаясь как бы в одно блестящее существо? Так и здесь эти стаи были порой такие плотные, что, казалось, они вот-вот снесут тебя, но стая обходила, обтекала, пропуская сквозь себя. А возле дна паслись крохотные мальки величиной не более ногтя мизинца, за которыми из стай временами выбрасывались одиночные рыбы, жадно заглатывая мальков по несколько штук к ряду. Мир красив, но жесток.
Незаметно прошел первый день, и я, уставший и вымотанный, как это обычно бывает в первый день, вернулся в отель. На завтра было самое интересное. А пока моя супруга рассказывала мне про свой шопинг. У меня дайвинг, у нее шопинг, все по-честному.
На завтра я пришел так же в 9-00 и застал толпу дайверов. Планировалось групповое погружение, в том числе и на глубину 32 метра к пещерам Palm Mar Cave. Экипировавшись, мы погрузились на надувной катер. Лодкой язык не повернется называть судно, которое со скоростью сорок километров в час на подвесном моторе тянет на себе десять человек с дайверовским снаряжением.
У моего Евгения в команде я и дайвер из России. Очень похоже, что он из «крутых», хотя в дайвинге крутизна вещь относительная, как во всех экстремальных увлечениях.
До места погружения ехали минут десять - пятнадцать, за это время успели повстречать стаю дельфинов - афалин. Ребятишки паслись недалеко от садков рыбной фермы. В садки, конечно, им за любиной (сибасом) не попасть, но любину кормят, а часть еды попадает за садки и привлекает «дикую» рыбу, чем и пользуются наши умные собратья. Нами дельфины не заинтересовались, «мало ли тут вашего брата…»
На точке погружения наш инструктор бросил якорь, одновременно сообщив, что погружаться и подниматься будем по якорной веревке.
Нацепив грузы, акваланги, ласты и маски, оглядываясь на команды капитана, мы опрокидыванием вошли в воду. Женя взглядом нашел меня, я ему ответил жестом «ок». Он посмотрел на Александра, так звали нашего крутого друга и рукой показал «погружаемся». Выпустив воздух из жилета и ухватившись за веревку, я пошел ко дну. Погружение на 20 и 30 метров оказывает скорее психологическое воздействие. Просто понимаешь, что над тобой 30 метров воды, это 11-12 этажей. Как обычно закладывает уши, и как обычно ты их продуваешь, зажав пальцами нос, в общем, без особых приключений я достиг дна. Ко мне подплыл Женя и жестом спросил «как ты?» и, получив ответ «ок», решил меня проверить на адекватность, попросив завязать морские узлы, которые мы изучали в первый день. Узлов я не помнил и поэтому навязал на веревке, что пришло в голову. Женя внимательно посмотрел на меня, и переспросил «как ты?», я опять ответил «ок». После этого он попросил на планшете что-то написать напротив цветовой шкалы, и когда я вписал глубины, Женя в третий раз спросил меня «как ты?» и, опять получив ответ «ок», покачал головой, но все-таки повел меня к пещере. По пути мы вспугнули ската приличного размера, который, распластавшись, отдыхал на песке, встретили несколько стаек рыбешек и вдруг наткнулись… на крест, рядом с которым стояла статуя Девы Марии с Младенцем. Это и был вход в пещеру. (Потом я узнал, что Крест стоял по души погибших дайверов, а Санту Марию установили рыбаки на удачу). Евгений, дождавшись Александра, и показав мне «двигаемся рядом», поплыл к входу пещеры. В планах были только вход на два –три метра и после этого возвращение. Когда мы вошли в пещеру, меня «торкнуло». Страх, неосознанный и дурной. Не знаю, что на меня так повлияло, то ли глубина, то ли пещера и недавний фильм «Sanctum», который я посмотрел про кейв-дайверов (пещерных дайверов), то ли крест со статуей, а возможно все вместе, только я «запузырился», стал дышать часто и глубоко. И если на входе в пещеру у меня в баллоне оставалось 160 атмосфер воздуха, то на выходе уже осталось 120, за пять минут я «съел» 40 атмосфер. Женя, посмотрев на мой барометр, еще раз покачал головой и повел на постепенный подъем. На глубине 20 метров возле отвесной стенки мы встретили мурену.
«При переходе через Крестовый перевал (2345 метров над уровнем моря) его укусил орел. Отец Федор замахнулся на дерзкую птицу клюкою и пошел дальше». Ильф и Петров «Двенандцать стульев»
Через 28 минут после начала погружения мы, пройдя декомпрессию на 5 метрах, всплыли возле катера и забрались в него, предварительно сняв грузы и ласты. Женя, как только снял маску, стал меня раздраженно отчитывать, напирая на то, что у меня явные проблемы с глубиной. Он показывал мои узлы, планшет с надписями, и, только что не крутил пальцем у виска. Есть такая штука в дайвинге, отравление азотом, когда люди теряют адекватность, действие аналогичное действию веселящего газа, но обычно это бывает глубже. После того, как я ему практически поминутно описал все погружение, объяснив, что веревку я вязал просто наобум для прикола, а на планшете я вообще ничего не понял, что писать, он успокоился и посмеялся вместе со мной. Но все же я «запузырился». В пещеры я больше ни ногой.
Еще через десять минут вернулись остальные, они ходили немного в другое место. Все загрузились в катер, и мы вернулись на базу, чтобы немного отдохнуть и сменить баллоны.
Четвертое погружение мы собирались сделать в Puertito. Погружение должно было пройти с фотоаппаратом, и там мы должны были встретиться с зеленой черепахой!
В 12-00, перезаправившись, мы вернулись к катеру и отплыли в сторону Лос Гигантоса, к северу от курортов Лас Америкас и Коста Адеха. Через тридцать минут мы были на точке погружения. Рядом было штуки три-четыре других катера, глубина погружения 10-12 метров, и при этом достаточно сильное волнение. В нашу группу добавился Владимир, то ли друг, то ли родственник Александра. Погружение прошло без проблем, на дне я взялся гоняться за каракатицей, пытаясь ее фотографировать. Как бы сказал Матроскин, потом мне придется еще столько же за ней гоняться, чтобы вручить ей фотографию. Все это время Женя наблюдал за мной и дожидался черепах, а потом вдруг заволновался и показал мне, что «он всплывает, а я остаюсь на дне». Он потерял Александра и Владимира. Александр парень опытный, как выяснилось, дайверит он с 97-го, и даже побывал на глубине 120 метров! Но договорились держаться вместе, значит надо держаться вместе! Евгений вновь погрузился, и, показав мне «следуй за мной», начал искать разгильдяев, и удивительно быстро их нашел, точнее, наткнулся.
После этого мы сделали прогулку от берега, по-прежнему надеясь на встречу с черепахами. Но тщетно! Они не появлялись. Пофотографировав разную рыбу, мы покрутились на одном месте и поплыли назад. Выбрались на катер, несмотря на волну достаточно, легко, кэп был мастером и удачно поставил катер на боковую волну, неудобно на борту, но удобно забираться. И уже, когда все были на борту, все, включая и вторую группу, появилась она! Черепаха... Она плавала на расстоянии трех - четырех метров от катера, время от времени высовывая клювастую голову из воды и разглядывая нас. А Женя при этом, возбужденно приплясывая, выкрикивал: «Я же говорил, что они есть! Я же говорил, что приплывут!»
Приплыли, но в воде встретиться с ними не удалось. Но делать нечего, полных баллонов на борту нет, и мы вернулись опять на базу.
Пятое погружение намечалось на вечер после захода солнца. Ночное погружение. До шести вечера мы с Женей разошлись, чтобы пообедать и отдохнуть.
Обедали мы с Валико у армян в кафе «Арарат». Еще одни «осколки» великого Советского Союза. Они и так были расселены по всему миру после трагедии 1916 года, но после распада Советского Союза их прибавилось, как, впрочем, и многих других из бывшей Империи. Ели пельмени, которые больше были похожи на равиоли, в английском варианте меню они честно так и назывались.
Пока отдыхали, прикупили экскурсию на Маску. Это еще одно замечательное приключение, которое нас ждало на Канарах. Покупал у испанки, первое, что я спросил, когда подошел и поздоровался: «Do you speak Russian?», и когда услышал «No», горестно вздохнул. В ответ испанка спросила: «Do you speak Spanish?» и, увидев, как я замотал головой, так же показушно вздохнула. Посмеявшись, мы все равно договорились. Люди всегда могут договориться, если они этого захотят.
К шести мы собрались опять в дайв-клубе. Не спеша переоделись, дождались, когда зайдет Солнце, нацепили грузы и акваланги, взяли ласты и маски и пошли на пляж к молу. Пока не совсем стемнело, мы прямо с берега погрузились и пошли на глубину.
Подводный мир сам по себе - это чуждое пространство для человека, только благодаря хитроумным приспособлениям и высоким технологиям нам удается проникать «в глубины». Бог мой! Сто метров - по сути наш предел, а это малая малость для Океана. И мы, со свойственным для человека пафосом, «погружаемся в глубины». Но все же даже первые десятки метров - это совершенно неведомый, иной мир. Безумно красивый и тревожащий. А ночное погружение - это неведомое в неведомом, неведомое в квадрате, иное в кубе.
Мы плыли в темноте, освещая себе путь фонарями, время от времени выхватывая лучами то рыбу, то каракатицу. С одной из них Евгений решил подружиться, он своей рукой стал изображать вторую каракатицу и привлек тем самым ее внимание, а потом и подобрался к ней совсем близко и умудрился почесать ей «лоб». Пообщавшись с головоногим представителем фауны, мы двинулись дальше, обплывая отдельные валуны и груды камней, на которые выползли на кормежку трепанги - водяные огурцы. В какой-то момент Женя знаками показал мне выключить фонарик и вдруг резко двинул рукой, и тут же под его руками засверкали мириады крошечных искорок, это планктон поднялся со дна на кормежку. Я повторил движение, и планктон отзывался. Еще пару минут мы попеременно взмахивали руками и любовались сверканием микроскопических крошек, а потом включили фонари и проложили свое ночное подводное путешествие. Сорок минут мы любовались ночным подводным миром, сорок минут мы наслаждались невесомостью в черном космическом пространстве, всего только сорок минут. Как мало воздуха в баллонах…


Tags: Гомера, Тенерифе, дайвинг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments