В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

ТАЙСКИЙ ДНЕВНИК ТАРАКАНА ФЕДИ

«У дедушки за печкою компания сидит
И, распевая песенки, усами шевелит.
Поужинали дружно и ложатся на бочок
Четыре неразлучных таракана и сверчок...»

Слова: М. Виккерс, Ю. Батицкий
«Четыре Таракана и Сверчок»


День первый

Случилась катастрофа. А все начиналось совершенно прозаически.
Я отправился к своему богатому другу - таракану Кирьяну -  попробовать нового пива. Конечно же, не он сам богатый, просто он живет в богатой квартире, не то, что я, который проживает в однокомнатной квартире, 32 квадратных метра, вместе со старенькой пенсионеркой бабушкой, бывшей учительницей русского языка и литературы, и котом Мурзиком.
С Кирьяном мы познакомились давно, он регулярно у меня переживает сеансы потравы, которые устраивают его богатые хозяева для всякой мелкой живности. Ну, а что они хотели? Живут богато, еды хватает, вот и заводится у них всякая мелочь. А у меня не так обильно с едой, зато абсолютно безопасно, бабушка почти ничего не видит, а коту Мурзику все по фигу, даже когда я забираюсь к нему в тарелку, он просто садится и ждет, когда я наемся и уйду.
Так вот. Кирьян меня пригласил выпить какого-то нового пива. Мы сидели в пустой бутылке над каплей пива, тянули его через трубочки, пошевеливая усиками, и вели деловой разговор. Кирьян рассказывал, что его хозяева куда-то собираются ехать отдыхать, куда-то совсем далеко, и целую неделю в квартире никого не будет. По этому поводу он приглашает всю, окружающую по разным квартирам мелочь, отпраздновать это событие. Почти наверняка, он уверял, от хозяев останется много пустых бутылок с дорогой выпивкой, и мы сможем попробовать редкий заграничный товар.
- Да, - встрепенулся Кирьян, - кстати, а ты амаретто пробовал?
- Нет, - ответил я.
- Ну, ты же - темная букашка, - хмыкнул Кирьян, - пошли, угощу.
Мы выбрались из пивной бутылки и забрались в другую…  Да-а-а… аромат был, конечно, классный, только несколько смущала примесь запаха синильной кислоты, но Кирьян сказал, что это ерунда. На дне бутылки была целая лужица недопитого ликера.
Вот эта лужица меня и подвела.


Очнулся я, переложенный какими-то тряпками, в совершенно темном месте. Я сначала подумал, что это я спьяну забрался в бабушкин комод, там и уснул. Башка трещала так, что даже усики сводило. И еще хотелось пить. Я выбрался из тряпок и комода (еще странный комод мне показался, какой-то тряпочный), и по темноте (слава богу, было темно) я, покачиваясь из стороны в сторону, потащился в ванную комнату. На пол дороги я вдруг понял, что - оба! - а я не дома!
Что меня смутило? Запах! Дома был… такой…  такой  был домашний запах: бабушка, кот, каша, давно нестиранные половики. А тут пахло сильно и терпко, какими то ментоловыми ароматами, благовониями и еще цветами. Я встал, озадаченно шевеля усами из стороны в сторону. Было тихо. Потом я почувствовал тоненькую струйку воздуха, тянущуюся над полом, и последовал на нее. Струя воздуха привела меня на балкон. На балконе было тепло! Но сейчас же ноябрь! В Западной Сибири, в Новосибирске, а я живу в Новосибирске, в это время уже почти зима. Ну, уж точно никак не +30. А температура была именно такой. Это я мог сказать с уверенностью, усы мои меня еще никогда не подводили. Еще было влажно. И еще были звуки, которые излучала природа за балконом, и звуки были явно не сибирские. Я забрался на перила, взглянул на небо и увидел луну в форме лодочки, вот тут-то сознание меня и  покинуло.

Очнулся я от того, что кто-то осторожно трогал меня лапками. Когда я сфокусировал зрение своих фасетчатых глаз, то увидел огромные глаза какого-то незнакомого насекомого. Оно внимательно меня разглядывало и при этом вопросительно мяукало.
- Кто вы? Я вас не понимаю, - сказал я через силу.
- О, как, - задумчиво произнесло насекомое, - луский. Луский талакан. Давненько я вас не видел. Позвольте вам пледставица – Китайский Свелчок, конесно, у меня есь и китайское имя, но вам тлудно будет выговолить его. Поднимайтесь мой длуг. И поведайте мне, как вы тут оказались.
Я поднялся на лапки, приветливо мотнул правым усиком:
-Русский Таракан Федя. Из Новосибирска. Извините, а, собственно, где я оказался, уважаемый господин Китайский Сверчок?
- А вы не знаете? – удивился Китайский Сверчок. - Это Сиам.
Я вопросительно поднял левый усик.
- Тай. Таиланд, мой юный друг (далее я его буду воспроизводить без акцента, так удобнее и проще), Федя. Вы слышали про Таиланд?
Я застонал.
Я все понял.
И я рассказал Китайскому Сверчку, как мы с Кирьяном пили амаретто, и как, видимо, случайно, или, может быть, мы так придумали с Кирьяном, я оказался в чемодане его хозяев, и они, видимо, привезли меня в Таиланд.
- М-м-м-да, - задумчиво промычал Китайский Сверчок, - вам несказанно повезло, мой друг. Вы пролетели в багаже такое огромное расстояние и остались живы. Обычно всякая мелкая тварь в багаже умирает. Потому что холодно, потому что перепады давления. Это же самолеты! А вы, значит, ничего не помните?
- Абсолютно! – грустно склонил голову я.
- И что же вы планируете делать? Хотя, что я вас спрашиваю? Что вы  можете сейчас планировать! Эх… молодежь! Голова сильно болит?
- Очень!
- Пойдемте, я вас немного подлечу. Ведь, у вас, у русских, принято «лечиться» после бесконтрольного принятия спиртных напитков, – и он, повернувшись, стал слезать с балконных перил.
Я грустно вздохнул и последовал за ним.

День второй

Так я оказался в Таиланде.

«- Да, а, кстати, вы не были на Таити?
- Таити, Таити, не были ни в каких Таити.  Нас и тут неплохо кормят!»

Кормят и тут тоже неплохо. Вообще когда меня «подлечил» господин Китайский Сверчок, я как-то несколько успокоился, а потом и вовсе понял, что не так оно все и плохо!
Во-первых, здесь всегда лето! Это же просто мечта какая-то. Круглый год лето! +29 днем, +29 ночью, +29 дождь, +29 сухо.
Во-вторых, здесь фрукты растут прямо на улице. Я в Новосибирске такого не видал даже летом. И бананы, и кокосы, и ананасы. А каким манго меня угощал Китайский Сверчок… М-м-м… Мечта!
В-третьих, я здесь нашел хорошего, не побоюсь этого слова, друга – Китайского Сверчка. Замечательное, очень душевное и умное насекомое! Мы с ним проболтали весь вчерашний день. Он мне рассказал свою историю жизни.

История Китайского Сверчка
Китайский Сверчок. Цзинь Лин - «Золотой Колокольчик» - так звали моего друга, когда он жил в клетке у своих китайских хозяев.
Искусству держать певчих сверчков в клетках уже более 2000 лет. Сверчков держали в золотых клетках и создавали из них целые оркестры, чтобы сам император мог насладиться их пением. Для самых любимых певцов делались даже домики из фарфора, нефрита, золота и серебра.
Конечно, мой друг никогда не жил в такой роскоши, но зато его хозяин возил его по всему свету. И однажды Китайский Сверчок оказался в России, в Москве. Там они с хозяином прожили полгода, и Сверчок от местных тараканов выучился сносно разговаривать по-русски.
А потом, его хозяин вместе с женой и маленьким сыном приехал отдыхать сюда, в таиландский курортный отель, где через неделю, вдруг раскапризничавшийся мальчик (а было ему всего 7 лет) захотел дать свободу своему питомцу. Он уговорил своего отца открыть дверцу клетки и оставить её открытой на ночь.
Благодарный Сверчок пропел им всю ночь. А на утро он собрал свои нехитрые пожитки и ушел из клетки, решив, что хоть в клетке сытно и безопасно, но свобода это самое дорогое, что есть на белом свете.
Он и потом им пел, пока они не уехали в свой Китай.
А Сверчок остался в Таиланде.

Да, мне страшно повезло, что я встретил именно его. А иначе бы я совсем пропал.
О! Он зовет меня, мы сегодня собирались посетить ресторан отеля, надо же попробовать, что готовят на местной кухне.

Ну, что, Кирьян? Мне понравилась твоя шутка! Ты там сидишь в холоде, а у меня бананы спеют за балконом! Ха-ха-ха… Всё… я убежал.

День пятый

Я еле отошел. Как они тут это едят?! Это же полная отрава! Но ладно, по-порядку.
Для того чтобы пройти на кухню ресторана, нужно было перебраться через два корпуса отеля. Причем это можно было сделать и на уровне пятого этажа, и по земле. По земле, конечно, опасно! Но зато очень интересно. Китайский Сверчок все обдумал и повел по земле.
Сначала мы спустились на лифте с пятого этажа.
Потом мы быстрыми перебежками рванули по траве, время от времени прячась под камушками, вазами, щепками, листочками. На открытом пространстве долго оставаться нельзя. Здесь во множестве живет птица - майна, ее еще называют саранчовый скворец. Птица очень интересная, действительно похожа на нашего скворца, но у нее красивые белые «зеркала» на крыльях, которые очень хорошо видны, когда птица летит. Майна умеет разговаривать не хуже нас: тараканов и сверчков. Да, что там не хуже, Китайский Сверчок мне рассказал, что они могут полностью овладеть настоящей человеческой речью, как заправский попугай! Могут они и каркать, и мяукать, и свистеть, и, оказывается, это именно они устраивают страшный гвалт по вечерам и утрам, когда они укладываются спать или просыпаются. Всем птица хороша, но вот одна незадача - это саранчовый скворец. Нет, конечно, мы со Сверчком не глупая саранча, но … «Клар-ра, Клар-ра, смотр-ри вон пар-разиты бегут …» Мы же все прямокрылые! Не дай бог!
И вот, мы перебежками преодолели поляну с клумбами и цветами, с вазами, в которых в воде цветут синие, розовые и белые водяные лилии. И вдруг Сверчок остановился у подножья одной такой вазы:
- А вот кстати, - сказал он, - пойдемте мой юный друг, Федя, я вам покажу еще одно местное чудо, думаю, вы будете удивлены, - и Сверчок полез вверх на вазу.
Когда мы забрались на  бортик вазы, я поначалу ничего не понял, а потом присмотрелся и ахнул. У Кирьяна хозяева держали аквариум, а в аквариуме жили разные вполне себе симпатичные рыбки, были там и гуппёшки, потешные рыбешки, за которыми мы с Кирьяном любили наблюдать. А тут, прямо в каменной вазе, можно сказать, в луже, кишмя кишело этих гуппёшек!
- Откуда они здесь? – обалдело спросил я.
- Кажется, заводятся сами, не знаю, но живут точно без присмотра.
- А у нас их выращивают в аквариумах, специально кормят…
- У вас много, что в России выращивают в аквариумах и специально кормят…
- Господин Китайский Сверчок! А в клетках у вас в Китае никого не выращивают? – обиженно спросил я. Сверчок что-то промяукал по-китайски и стал слезать с вазы.
- Пойдемте, Федя, я вас все же с местной кухней познакомлю, мы уже почти у цели.
Названий всех блюд я не упомню никогда. Они совсем не запоминаются. В памяти осталось только суп Том Ям, потому что после того, как я его попробовал, у меня было ощущение, что я съел кусочек пламени. И я долго не мог отпиться водой. Все было безумно вкусно, вкусно пахло, и я был в полном восторге, но на обратной дороге меня скрутило. Мой пищеварительный тракт не выдержал столь непривычной пищи. Сверчок, ворча и ругаясь по-китайски, и говоря что-то про Конфуция, про жадность и обжорство, еле доволок меня по переходам пятого этажа до нашего балкона.
И еще два дня я отходил на голодной диете от последствий дегустации местных кулинарных изысков.

Да, Кирьян, здесь тепло и хорошо, здесь растут манго и бананы, но иногда хочется крошки черного хлеба. Но я переборю это желание. И я, вообще, стану вегетарианцем! Здесь с этим проблем нет.

День десятый

Опять долго не писал. Просто отдыхал, и писать особенно было не о чем. Каждый день тепло, даже когда идет дождь. Так хорошо сидеть возле норки в углу балкона с приятным и очень умным собеседником - Китайским Сверчком, пить сбродивший сок ананаса и предаваться неге.
Все-таки я останусь здесь, тем более совершенно непонятно, как ехать в Новосибирск к бабушке - позавчера уехали хозяева Кирьяна. Была у меня мысль забраться к ним в багаж, но господин Китайский Сверчок меня благоразумно остановил. Он сказал, что один раз мне повезло, вряд ли везение будет меня преследовать повсюду.

Нет, Кирьян, я больше не вернусь. Пусть это была всего лишь твоя шутка, упаковать меня в багаж, а я почему-то абсолютно уверен, что это сделал ты, но ты мне поменял жизнь, и я остаюсь здесь. Прощай, друг Кирьян, мне будет тебя не хватать!

День тринадцатый

Сегодня произошло замечательное событие!
Сидя на балконе, я часто наблюдал, как к болоту за забором отеля каждый день приходят величественные серые животные, с белыми птицами на своих спинах. Я стеснялся спросить господина Китайского Сверчка, кто это? Но мудрый Сверчок, сегодня заметил мой интерес и спросил:
- Федя, ты (он стал меня называть на «ты», я сам предложил, а то получается неудобно, он такой мудрый, представительный, а я молодой и бестолковый, и он выкает мне) Федя, - спросил он, - ты что ни разу не видел буйволов?
- Господин Китайский Сверчок, вы такой мудрый, но откуда в России буйволы?
- Извини, Федя, не подумал. Они действительно красивые животные, а вблизи - так просто волнующее чудо.
И господин Китайский Сверчок повел меня смотреть буйволов!
Мы опять спустились на лифте вниз, перебрались под забором за территорию отеля, обогнули болото и вышли к тому месту, где устраивались на ночлег буйволы. Когда мы выбрались из травы, и прямо передо мной возникла морда с бархатными губами, фиолетовыми глазами и закрученными рогами, у меня от восхищения задрожали лапки и усики. Какая красивая буйволица… а она была именно буйволица, потому что рядом с ней был совсем маленький буйвол, видимо ее теленок, и он был такой милый… Вдруг мелькнуло что-то белое, и желтая, костяная прищепка захлопнулась в сантиметре от меня! Если бы в это момент Сверчок не дернул меня в сторону, то меня бы просто слопали!
Мы юркнули под бревно, а душа моя была в пятках задней пары лап.
- Прости меня, Федя! – ощупывая мои усики и лапки, торопливо бормотал Сверчок, - Прости. Я забыл тебе сказать, что те прекрасные белые птицы у буйволов на спине, это опасные убийцы насекомых - цапли. И они не катаются, а кормятся на буйволах. Буйволы приманивают к себе много всяких мух, а цапли их склевывают. Ты, Федя, конечно не муха… Но она тебя чуть не сожрала… - у Сверчка задрожал правый усик. - Никогда бы я себе этого не простил! Никогда! Ты у меня в гостях, а тебя бы сожрали!

Уже потом, сидя опять на балконе и запивая страх ананасовкой, я все продолжал думать над словами Китайского Сверчка «Ты у меня в гостях…» Значит, я еще здесь не живу, Кирьян. Значит, я еще здесь в гостях. Да.
А от буйволицы так замечательно пахло молоком, что этот запах, несмотря на страх, я принес с собой на балкон. Он напомнил мне о бабушке и коте Мурзике. Как-то они там? Без меня?

День двадцатый

Сегодня в комнату опять заселились русские. И я чуть не спалился.
Сидя, как обычно на балконе, вспоминая буйволов и наблюдая за стремительно пролетающими ласточками, я вдруг услышал щелчок дверного замка, и в комнату вошли два белых человека, которых сопровождал стаф (обслуга, я их уже научился различать) с чемоданами. Белые люди, мужчина и женщина, поблагодарили стафа, выдали ему чаевые (и это я уже знаю) и, закрыв двери, остались одни.
- Класс! – сказал белый мужчина – Мы, мать, в Таиланде! Та-а-ак, и что у нас за окном? – поинтересовался он. - Ух, блины печь! Да тут же болото! Бли-и-и-ин… ну, вот, как теперь с ними договариваться, чтобы нас переселили?
- Да-а-а-а… видок, - разочаровано констатировала женщина, выйдя посмотреть на вид с балкона.
«Вы зря расстраиваетесь, вам тут понравится, сюда приходят буйволы с цаплями, ласточки летают, на болоте цветут белые лилии. И здесь тихо», - думал я, но, конечно, я не мог им ничего сказать.
Мои новые соседи посокрушались, но решили ничего не предпринимать, разобрали багаж, всё распихали по шкафам и углам, приняли душ и ушли, как я понял, на обед. А я отправился в комнату узнавать, кто они и откуда.
Поскольку, посадочные талоны они оставили на столе, то по ним я без труда узнал, что их имена: Валерий и Валентина, и прибыли они из Москвы, через Бангкок. Я стал искать документы, когда они улетают, но вдруг уловил знакомый запах. До боли знакомый. До последних щитинок на лапках. Хлеб! Серый хлеб! Он лежал на том же столе завернутый в полиэтиленовый  пакет, но я все равно чувствовал его запах. Как мне захотелось хотя бы маленькую крошечку этого хлеба. И я, все забыв, полез в этот полиэтиленовый пакет. Я добрался до хлеба, я впился в него жвалами и полностью ослеп и оглох, никогда бы раньше я не подумал, что кусок черного хлеба может такое сотворить со мной. Очнулся я, когда услышал: «Нет, ты посмотри! А этот-то тут откуда?» Пакет вместе со мной взяли и понесли. «Только не в туалет, только не в туалет, только не в унитаз, – кричал я. -   Я оттуда не выберусь!» Но меня просто вытряхнули за балкон. Пока я летел вниз, меня чуть не слопали ласточки. Но миновав весь страх и ужас, уже через полчаса я сидел в норке у Китайского Сверчка,  он меня отпаивал своей ананасовкой, а я плакал. Я больше не хотел оставаться в Таиланде. Я хотел домой, к бабушке и Мурзику.

Кирьян – Кирьян… Что же ты наделал?

День двадцать третий

Сегодня встречался с представителем местного тараканьего населения. Я не знаю, как разнеслась информация, что я - таракан из северной страны - живу в курортном отеле на пятом этаже, но ближе к вечеру на свет прилетел черный красавец таракан!
Я сидел, никого не трогал, перебирал свои щетинки на лапках, когда вдруг раздался стрекот, и прямо на меня упало что-то большое и черное. Как я не умер от страха даже не знаю, но сознание я на время точно потерял. Когда я очнулся,  то увидел, что на меня внимательно смотрит и шевелит усами таракан, но какой! Он был в три  раза больше меня, иссини черный, а главное, угадывалось, что крылья у него в отличие от моих очень даже летучие, да, что там, я же сам видел, как он прилетел! Помолчав некоторое время, таракан запхекал и закхакал, из чего я понял, что он хочет со мной поговорить, но говорит на тайском. Кивнув ему усиком, «мол, подожди», я помчался за Китайским Сверчком, разбудил его и притащил, чтобы он мне переводил.
Разговор в основном свелся к монологу местного таракана. Он любовался собой и очень снисходительно смотрел на меня. Для начала он представился (имени его я все равно не запомнил), потом поинтересовался, как зовут меня, и откуда я. Когда ему Китайский Сверчок сказал, что я с далекого Севера из России, то Таракан (я буду его называть так) уточнил далеко ли эта Россия? Сверчок ему ответил, что она дальше на север от Китая, на что Таракан вежливо посмеялся и сказал, что это хорошая шутка. «Севернее Китая жить нельзя, там вода зимой замерзает!» - сказал он, еще он сказал, что он знает, что такое замерзшая вода, и что это очень холодно, и ни один здравомыслящий таракан не станет жить во льду. Я попытался возразить, что мы живем в домах, в теплых домах с отоплением, но мудрый Сверчок остановил меня и стал дальше расспрашивать Таракана и переводить мне его рассказ.
Таракан рассказал, что живет он в прекрасных джунглях, где всегда есть цветы и фрукты, где полно всякой гнили и есть замечательный фрукт дуриан. Он поинтересовался, пробовал ли я дуриан? Когда я ответил, что да, но мне он не понравился, Таракан дернул своим длиннющим левым усом и так высокомерно на меня взглянул, что я сразу понял, я вообще ничего не смыслю в этой жизни. Потом он рассказал про своих жен, какие они у него красавицы, какие у них красивые жвала и золотистые брюшки. При этом он поинтересовался у меня - женат ли я, и, не дослушав ответа, продолжил рассказывать, какие замечательные девчонки живут у него в джунглях по соседству. Я скромно поинтересовался, а какого они роста, Таракан ответил, что они совсем лапулечки, совсем малютки, в полтора раза меньше, чем он сам. Я представил себе такую лапулечку, и мне стало дурно. Потом он еще поболтал с Китайским Сверчком, пригласил нас к себе в джунгли, развернул крылья и улетел. А я посмотрел ему вслед, плюнул, выругался и пошел собирать манатки:
- Надоело… Надоело! Прилетают, пугают, смотрят снисходительно… Дуриан я, видишь ли, не люблю… А он про яблоки-то чего-нибудь знает?! – повернувшись к Сверчку в запале выкрикнул я. – А про груши?! Не живут у него на севере… Попробовал бы он… попробовал… А, да… чего говорить! Уеду… Надоело…
- Да-а-а, Федя. Совсем тебя Таракан доконал, - наблюдая за моей суетой, сказал Китайский Сверчок. - А я смотрю, загрустил ты в последнее время, и, кажется, не только загрустил, но и устал у нас здесь. Я даже теперь думаю, что у тебя  ностальгия. Наверное, ты прав, Федя, пора тебе домой. Вопрос, как это сделать? Как тебя вернуть? Ты узнал, когда обратный рейс у твоих новых соседей?
- Да. Они улетают через два дня… В Москву, и через Бангкок… - тихо ответил я, безнадежно опустив усики.
- Не впадать в отчаянье! Через два дня, значит, у нас еще есть время придумать,  как тебя отправить в Сибирь. Пусть ты сначала доберешься до Москвы, Федя. Ты, Федя, у нас – везучий, потом ты и в свой Новосибирск улетишь.

Ну, что же, Кирьян? Может быть, мы с тобой еще и встретимся, если я не сдохну по дороге в Россию. Ну, уж я тебе тогда твою рыжую морду обязательно начищу, сволочь ты такая!

День двадцать пятый

…господин Китайский Сверчок стоял, приподнявшись на лапках, и усики у него напряженно вибрировали. Он волновался.
- Мне очень жаль, Федя, - сказал Сверчок. - Мне очень жаль! Ты покидаешь меня. А я к тебе очень привязался. Я тебя… полюбил, как сына…
Молчи, Федя! Молчи и не перебивай! Я и сам собьюсь…
Я мог бы сделать так, чтобы ты остался. Мог бы уговорить! Мог бы убедить. Но! – Сверчок сделал паузу, - но…
Однажды мой маленький хозяин, который меня очень сильно любил, попросил своего отца открыть мою клетку. Он мог бы меня не отпускать – но отпустил. Я мог бы остаться, но я выбрал свободу. Потому что нет ничего на свете дороже свободы. А свобода обязательно подразумевает осознанный выбор, Федя. Ты свой выбор сделал. Ты возвращаешься в Россию. А я отпускаю тебя, сынок. Мне очень жаль, - повторил Сверчок, - я страдаю, мне больно, но, видимо, таков удел любящих, отпускать на свободу своих любимых. Потому что нельзя держать любимое существо в клетке.
Сегодня ночью я буду петь для тебя. Петь о свободе. О России. О снежных метелях и уютных теплых домах с центральным отоплением. О твоей бабушке и коте Мурзике. Ты услышишь меня в своем чемодане, - Китайский Сверчок замолчал, и некоторое время молча сосредоточенно смотрел на меня своими большими прекрасными фасетчатыми глазами, как будто хотел получше запомнить меня.
- Всё! Теперь я ухожу. Как говорят русские: «долгие проводы – лишние слезы». Сделай все так, как мы с тобой придумали. Прощай, - Сверчок коснулся своим усиком моей головы, немного помедлил, а потом развернулся и, прихрамывая, заковылял на свой балкон.
Я смотрел ему вслед, и мне было больно! Мне было очень-очень больно. У меня душа изнывала от тоски. А ведь он уже совсем старый, - вдруг понял я, - мой господин Китайский Сверчок, мой друг, тот, кто назвал меня сейчас своим сыном, совсем старый, а я этого не замечал, я все время переживал только за себя. Эгоист!
- Да, Федя, - Сверчок повернулся ко мне, - я так и не показал тебе тайского слона, обещал, а не показал, прости! - грустно сказал он и уполз к себе.
Вот и всё! Я тяжело вздохнул, выдохнул… Надо собраться. Мои вернутся часа через два, чемоданы они уложили, один самый большой они собираются упаковать еще здесь в отеле в пленку, чтобы не открывать даже в Бангкоке. В него-то я и должен забраться. Бангкок я не увижу, но это, в конце концов, не самое главное. Главное - добраться до Москвы! Чтобы не замерзнуть и не задохнуться, мудрый Сверчок предложил забраться мне в какой-нибудь полиэтиленоый пакет, возможно, он поможет мне сохранить тепло и воздух. Лучше, если это будет два пакета. Конечно, нужно будет терпеть двое суток без еды и, что еще страшнее, без воды, но, где наша не пропадала.
Кораблик луны уже взошел над отелем.
Скоро Китайский Сверчок начнет свою песню.
Прощай Таиланд! Может быть, я буду скучать по тебе, а, может, и нет, но одно существо, живущее здесь, я точно не забуду никогда …

Ну, что, Кирьян? Ты ждешь меня? Я еду!

***

Эпилог

- Валь, смотри, смотри, этот таракан с нами прилетел! – услышал я, и понял, что меня заметили. Собрав все оставшиеся силы, я рванул к первому темному углу, и вдруг увидел кота! – Феликс, держи его, держи!
Но кот как-то нерешительно отстранился, и я проскочил под какую-то тумбу.
«Вот как, даже кот есть! – нервно подрагивая усом, подумал я. - А ведь долетел! Долетел!!! О, мудрый Китайский Сверчок! Все вышло так, как ты придумал»
- Ну вот, Лера! - раздался знакомый обиженный женский голос. - Он теперь тут освоится и начнет размножаться! Зараза!!!
«Ага, начну! Прям щас и начну, только отдышусь. Что-то тут не пахнет тараканами, боюсь, такого «счастья», как тараканы в доме, я вам не доставлю».
- Какой размножаться? Сдохнет, да и всё! – снисходительно сказал мужской голос.
«Ну, уж дудки! «Сдохнет…» Я не для того сюда летел, чтобы сдохнуть.
А я ведь в России. Вон, как холодно было, когда ехали из аэропорта. Еще чемодан порвали, черти косоглазые! Но в России! Полдела сделано!»
- Ну что встал, охотник, - промолвил мужской голос, видимо он обращался к коту, - упустил?
«А с котом мы подружимся. Но надолго тут оставаться нельзя, надо выбираться в Новосибирск. Эй, люди-и-и-и! Кто тут летит скоро в Новосибирск?
Ну, что, Кирьян? Ты же от зависти сдохнешь, когда я тебе расскажу, что видел буйволов с цаплями на спине…
Ну, где тут у нас шахта вентиляции? Ага, вот она… Ну, двинули!»

Tags: Пхукет, Сказка, Таиланд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments