В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

ПОСЛЕДНИЙ ПРИЮТ короткая пьеса

Простая комната. За столом сидят 3 человека. Мужчина лет 30 - Алексей, девушка 18-20 лет – Татьяна, и женщина лет 40 - Елена. Нормально одетые, но на столе граненые стаканы, буханка черного хлеба, банка тушенки,початая бутылка с водкой. Пока собираются зрители поют военные песню под гитару «От Курска и Орла..». Поют не концертно, для себя
Алексей (Поднимается): Ну что… За победу…
Елена: За нее, которая, и правда, одна на всех… Жаль не довелось нам почувствовать ее... Пережить…
Татьяна: (продолжала напевать пока они говорили, обрывает песню) Зато переезд завтра почувствуем и переживем непременно… Как всегда…
(Все выпивают, морщатся, закусывают… Татьяна закашливается),
Алексей: (тихо, ласково похлопывает ее по спине) Ну-ну… Когда же ты научишься пить? На, запей. (протягивает стакан)
Елена: (закусывая и, жуя, продолжает): Закусывай, Леша, закусывай. Мужчина должен много есть! Аппетитно!
Алексей: Ты всех мужиков готова накормить! Штрафников-то своих помнишь? Первый раз увидели тебя, обалдели… «Ты кто?» «Политрук!». Как они начали ржать, свистеть «баба — комиссар!»
Елена: Как не помнить… Знаешь, честно-то сказать, как засвистели… растерялась я … А потом смотрю на них… Усталые они со своей мясорубки, злые. «Голодные?» — спрашиваю. Накормила их, раздобыла махры… Поладили в общем.
Господи, хоть бы кто из них вспомнил …Если уцелел…
Татьяна: Кто? Штрафники что ли?
Елена: Штрафники не штрафники… Какая разница… Снова переезжать не хочется…
Алексей: Ты всегда так накануне говоришь… и что? Знаешь ведь… правило…
(Татьяна тихо напевает…)
Елена: Ладно… Танюш, ты чего там пригорюнилась? Давайте нашу что ли…
(поют песню из к/ф "Белорусский вокзал")
(Алексей начинает разливать по новой, бутылка кончается)

Алексей: А куда у нас Дмитрий-то подевался?
Елена: Комендант вызвал
Алексей: Да, ладно… комендант… Опять к девчонкам побежал… Неуемный..
Елена: Ага, говорят, еще, когда жив был, все крутился возле медсанбата…
Алексей: А ты знаешь, кто он был до войны?
Елена: Димка-то? Ну что стрелок был толковый, слышала… Что бабник большой, не по годам, тоже слышала… А раньше, до войны… Учился поди где-то, молодой же совсем…
Алексей: Точно! Студент… студент геолог. Ленинградский университет. В 41-ом ушел добровольцем. Отец репрессирован был, вроде он из дворян был, а мама умерла в Ленинграде, братьев-сестер нет. Так что и о нем заплакать было некому.
Татьяна: (как эхо) Некому…
Алексей: Раз нашел немецкие листовки и прочел их нам. Комиссар заинтересовался, откуда, дескать, по-немецки так свободно? Может, заподозрил его в чем из-за бати… да еще за линию фронта ходим…. Парень вспылил: «То, что я знаю немецкий, говорит, в этом ничего удивительного, многие знают немецкий. Ленин, например, знал немецкий и Молотов знает, удивительно, что вы на такой работе не знаете немецкого».
Елена: Ершистый…Слыхала я эту историю…
Алексей: Вот, а потом … Как-то под вечер, минами накрыло наш пулеметный расчет за церковью. Вызывает меня комбат, и приказывает взять с собой двоих и к пулеметчикам, проверить обстановку. Я хотел взять Иванова и Захара Бескровнова. А комиссар говорит: «Нет… Третьим умника своего возьмешь!» Ну, в общем, там Дима и наскочил на свою пулю…
Елена: Да… Давай, капитан, (зажигает свечу) выпьем за ребят за наших, на верхних этажах… Скучаю я по ним… Веришь, даже снятся временами… Хотя толку от наших снов…
Алексей: А тут и пить-то нечего.. Во… (показывает) На двоих только только…
Таня: Мне не наливай… Не хочу больше…
Елена: Ну, где его носит, студента-то нашего осталось–то времени всего ничего…
(Раздается песня)
Vor der Kaserne
Vor dem großen Tor
Stand eine Laterne
Und steht sie noch davor
So woll'n wir uns da wieder seh'n
Bei der Laterne wollen wir steh'n
|: Wie einst Lili Marleen. :|
(Входит маршевым шагом бравый малый)
Алексей: Никак Дитрих…
Татьяна (улыбаясь): Дитрих!!!
Елена: Перестаньте паясничать! Как вам не стыдно?!
Дитрих: А в чем дело, моя фрау? Мы с этой песней полмира прошли. Вот вы были в Париже? Да, нет, конечно, вы там не бывали… А как мы шли по улицам Парижа с этой песней! Там было столько прелестных фройлен… Они нас встречали, нет, ни как захватчиков, а как победителей!
Алексей: Ага…Однако, по Москве вам с этой песней пройти не удалось…
Дитрих: По Москве? … Да, по Москве не удалось…Но по Варшаве… проходили.. Но больше всего вспоминается, как мы прошли по Вене! О, Вена, прекрасная Вена… Опера… Вальсы…
(Начинает напевать вальс и слегка пританцовывать, потом обращается к Елене, с поклоном приглашая на тур вальса.)
Елена: Да успокойтесь же, Дитрих… Сегодня не такой день..
Дитрих: Да, я вижу, сегодня у вас нет настроения… Фрау… Фройлен…
Алексей: Дитрих, ты лучше скажи, принес с собой?
Дитрих: О, я-я, хотя на этом этаже стало очень трудно найти достойный напиток. Только водка! Дамы не будут возражать?…
Татьяна с доброй улыбкой: перестаньте паясничать, Дитрих?
(Дитрих передает бутылку Алексею… Показывая… мол, разливайте, разливайте Алексей…)
Дитрих: Ну… (разводя руками)…А где наш, камрад Дмитрий?
Елена: Сами потеряли…К коменданту вроде как… Время, однако переезжать…
Дитрих: Майн либе фрау… Вы так трагично это говорите, а меж тем … этажом выше… этажом ниже… И вообще я решил заняться мемуарами: Вот хотите послушать айн кляйне кусочек? Вот вы знаете что такое Тигр? А-р-р-р….
Елена: Господи, Дитрих, вы не исправимы!
Дитрих: Я, как истинный германский офицер, (встает) не должен терять присутствия духа ни при каких обстоятельствах! (садится) Алексей, вы разлили?
Так вот, это не те тигры, которые тигры, а те тигры, которые панцзер - танки. Так вот слушайте, мне один мой знакомый танкист рассказал:
(Рассказ Дитрих)
Четыре огромных Тигра пробирались по лесу. А в тот день голодные русские артиллеристы, были злые, как собаки - махорку на позиции не доставляли уже неделю. Так вот, когда эти зольдатен увидели двигающиеся по лесной дороге четыре махины, они не стали, как ожидалось, бегать кругами и кричать: "Мы сдаемся! Щас только комиссаров перестреляем!"
(Зависает неловкость. Алексей перестает улыбаться, Елена нервно дернула головой отвернулась, Таня откладывает гитару. Дитрих, ничего не замечая, продолжает…)
Вместо этого они выплюнули козьи ноги, ягель с соломой… Сказали "Ну, все, тигры, вы докукарекались" и командир лично встал к панораме. Первый Тигр русские просто подбили.. Второй не просто. А поскольку русские продолжали стрелять два остальных быстренько сломались и притворились мертвыми.
(Елена встает, и идет к окну… Дитрих, провожая ее взглядом, ничего не понимая, досказывает, теряя темп и задор…)
Ночью их вытащили на буксире…. С оставшихсяся мертвых Тигров русские разведчики свинтили на сувениры все, что могли…. Сувениры отобрали в особом отделе и отправили товарищу Сталину….
Алексей, я что-то не то сказал?
Татьяна: Дитрих, Лена - комиссар….
Дитрих: Я не знал….
Алексей: И вы ее расстреляли!
Дитрих: Я? Я никогда не был в расстрельных командах… Я пехотный офицер… Ну, я же, правда, не знал, мне же никто не рассказывал!!!!
Елена: Вам повезло, Дитрих, вы были убиты в бою…
Алексей: В тот день ваши танки прорвались в расположение ее роты. За ними пехота… Отсекают ... Последний пулемет заткнулся. Лена туда …. упала, правую ногу зацепило. А танки уже утюжат окопы….
Елена (через плечо): Да это не так страшно… они же в самой близи ничего не видят…
Алексей: А ваши, автоматчики уже прыгают в окопы. Отстреливаться стали… А тут ее по другой ноге…. Тогда она отстегнула карман гимнастерки, вынула ротные списки коммунистов, комсомольцев, свой партбилет, и начала зарывать А ваши… уже в окопах… И тогда Лена сует пистолет взводному и орет, - "Застрелишь меня!!!…" Не смог он… Стал нашивки с нее срывать, мол если что сойдет за медсестру… Взяли их…
И вечером, после допроса… Вы знаете, как у вас допрашивали, Дитрих?…. их расстреляли за деревней, какая-то б… вложила их, мол комсостав … это уже потом, деревенские рассказывали
Дитрих: Я не знал… Я ничего не знал! - Лена, я не знал!… (Поворачивается к залу и тихо говорит) Я не знал… (пауза)
Елена: Да, ладно, Дитрих… все это уже было давно… пойдемте выпьем…
Дитрих: Невеста у меня была до войны … Вместе с мамой погибла в берлинском метро… затопили его из Шпрее, по приказу этого придурка – Геббельса… Это когда ваши Берлин взяли… Ей звали Элен… А я ее называл Лили…
Елена: Садитесь Дитрих, садитесь…

Алексей (Дитриху): Будете со мной из одного стакана?
Дитрих: А?… (садится ) Да, конечно…. А вы знаете, что Лили Марлен есть на русском?
Алексей: Да ну?
Дитрих: Да… Таня подыграйте мне …
(Дитрих держит стакан и начинает петь Лили Марлен …)
Возле казармы, в свете фонаря
кружатся попарно листья сентября,
Ах как давно у этих стен
я сам стоял,
стоял и ждал
тебя, Лили Марлен,
тебя, Лили Марлен.
Кончатся снаряды, кончится война,
возле ограды, в сумерках одна,
будешь ты стоять у этих стен
во мгле стоять,
стоять и ждать
меня, Лили Марлен,
меня, Лили Марлен.
(Допевает… Вздыхает, встает, поднимает стакан…) За вашу Победу!
Выпивает… ставит стакан… садиться
Елена: Ну, где же этот Димка….
Дитрих: Он не придет, Лена…
Алексей: Как не придет?
Дитрих: А так… Я его по дороге сюда встретил…
Едена: И….
Татьяна: Ну не тяни Дитрих…
(внимание на него, Таня откладывает гитару, замирает)
Алексей: Действительно, Дитрих… Говори уже!
Дитрих: Ну в общем так… Вы знаете, Диму вызвал комендант… Я пошел с ним за компанию… Пришли… Комендант и говорит, вы мол сержант Дмитрий Середавин.. Так точно, отвечает… Погибли в августе 1942 года в боях под Воронежем? Так точно… Записка эта ваша? – Дима, как глянул, у него сердце аж зашлось…
Татьяна: Дитрих, неужели та записка?!…
Дитрих: (ей) Да! (всем) Он мне давно рассказывал… Он еще в первых боях эту записку написал, в гильзу сунул и залил стеарином… В записке написано, мол такой-то такой-то, родственники такие и такие, мама то у него позже в Ленинграде умерла … Да… Ну, так, вот, говорит комендант, гильзу вашу нашли… Оказывается они там ищут пропавших без вести не захороненных солдат, причем, и наших тоже… Ну, так, вот, говорит, нашли… Останки ваши захоронили, а главное!…. Главное они установили, что Димина родная тетка, проживала до войны в Горьком, и оказывается, что у Димы есть двоюродные братья, двое… И они приехали на захоронение!
Татьяна: Господи… Неужели пункт 5…

Дитрих: Вот так, ребята… Так что давайте наливайте Алексей… Выпьем за Диму… Ему времени даже на прощание не дали…Сразу отправился к всем нашим на верх…
( все чокаются с ним, выпивают, Таня очень грустная…)
На прощание сказал: что, мол, мы еще встретимся… наверху… обязательно встретимся…и нас найдут… обязательно…
Елена: Особый случай…
Дитрих: Да, Лена, особый случай… Майн Гот!
Будь он проклят этот наш пансионат! Будь она проклята эта эрзацжизнь ! Шайзе…Вот они у меня правила! Вот! Сколько раз я их хотел сжечь, но думал – не-е-е-ет, оставлю, чтобы не забыть ни строчки… Вы правила сохранили… Нет… а я сохранил – немецкая педантичность!
Дитрих: Итак: (собирается читать…)
Алексей: Брось, Дитрих, мы все помним…
(Елена опускает лицо… Танюша зажимает уши…)
Дитрих: Итак:
Правила пансионата
1. Пансионат существует для проживания (присутствия) воинов после гибели на войне.
2. Вновь поступившие, оформляются на верхний этаж пансионата в номера "люкс", где и проживают на полном пансионе ровно один год.
3. Если за год, о воине никто ни разу не вспомнил, воин переводится в пансионате на один этаж ниже, без права общения с верхними этажами.
4. Пересмотр производится каждый год.
5. Особый случай:
Если по истечении более 20 лет, в течение которых о погибшем воине не вспомнил ни один человек, найдется хотя бы один дальний родственник, или друг, или любой человек который сможет вспомнить воина, то он переводится на любой этаж по желанию!
6. Дата перехода установлена в ночь с 9 мая на 10 мая по Гринвичскому меридиану.
60 лет мы с вами опускаемся этаж за этажом… 60 лет о нас никто не вспоминает, потому что мы пропали без вести, а родных у нас нет… 60 лет мы все дальше и дальше от своих друзей, которых помнят… Будь прокляты эти правила!!!!
Татьяна: Все!!!! Не могу!!! Не могу я так больше!!! Ну неужели никто меня вспомнить не может…Да у меня от мужиков отбою не было, еще когда на завод устроилась после интерната… А вспомнить не кому… Господи, ну ведь был же один, был! он бы помнил… мой Володечка… мы с ним одну ночь… одну ночь… а он утром, пока я спала, цветочки мне… Колокольчики… Синенькие, как его глаза…. Мне никто – никогда не дарил цветов… И тем же утром… после боя, я сама его нашла… Он лежал и смотрел в небо своими глазами цвета колокольчиков…. А-а-а-а-а…
(Елена подходит к ней, обнимает за плечи, пытается успокоить)
Алексей: А вечером разбомбили ваш медсанбат…
Татьяна: Я его даже здесь ни разу не встретила… Кто я? Сирота! Беспризорница! Медсестричка, что шла с любым! Кто обо мне вспомнит? Кто?!!!
Не могу я так больше, не могу…
(Сметает стаканы со стола, выскакивает на сцену перед публикой… падает на колени)
Люди! Дорогие вы мои! Ну, вспомните о нас! Вспомните! Мы же такие же, как ваши родные! Только нет у нас никого…. Будь проклята эта война!
Елена: Таня, Танечка… не надо, ну зачем ты так…
(Дитрих валится на колени рядом с Татьяной)
Дитрих: Простите нас, простите, мы были простые солдаты, мы исполняли приказ… Простите!
Елена: Теперь Дитрих… Алексей подними его…
Алексей: Дитрих! Дитрих! Вы же офицер! Встаньте!
(Дитрих и Татьяна не поднимаются)
Татьяна: Вспомните о нас!!!!!!!
…………………………
(голос коменданта)
Комендант: Капитан Алексей Бурцев, лейтенант Дитрих Гейц, (поднимается) политрук Елена Петренко, сержант мед. службы Татьяна Найденова…. С вещами на выход!
(Алексей выходит в коридор)
Елена: Ну, вот, и все… Еще один год… Еще один этаж… Поднимайся, Танюша… Поднимите ее Дитрих…
(Алексей возвращается с документами, начинает рассматривать, читает внимательно … еще раз перечитывает… кричит в дверь…)
Алексей: Здесь ошибка!!! Комендант, здесь ошибка! Поворачиваясь ко всем, тихим голосом повторяет, протягивая документы всем… Здесь ошибка!
(Документы берет Елена, внимательно вчитывается…)
Елена: Как любой этаж? Этого не может быть… Всем любой этаж… К своим ребята…
(Все замерли… Смотрят друг на друга… начинает звучать песня Бернеса, подают друг другу руки, выходят на авансцену и стоят пока звучит песня «Бери шенель… пошли домой…»…)
Занавес
Tags: День Победы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments