В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

ЛАЗУРНОЕ НЕБО ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ ОЗ

— Мамочка, — спросила Элли, отрываясь от книги. — А теперь волшебники есть?
— Нет, моя дорогая. Жили волшебники в прежние времена, а теперь перевелись. Да и к чему они? И без них хлопот хватит.
Элли смешно наморщила нос:
— А всё-таки без волшебников скучно...

А.Волков «Волшебник Изумрудного Города»



- Пусть он едет в Канберру!
- Нечего там делать, одни этнографические музеи - сплошная тоска, все одно и то же, ему через сорок минут станет скучно!
- Станет, развернется и уедет.
- Ну, и зачем тогда ехать?

Это спорят мои друзья, Леша и Алена. Они пригласили меня в Австралию и теперь стараются распланировать мое пребывание так, чтобы ни одного дня впустую. Им это уже удается. Они меня уже отправили в Голубые Горы, а на следующей неделе, я должен сдавать практику на сертификат дайвера.


Лешку Монастырного я знаю с 95 года, с тех пор как я перешел в «НоябрьскАСУнефть». Зимой 98 года мы с ним сделали несколько лыжных походов, каждый из которых достоин отдельного описания. Позже он меня уговаривал пойти с ним в лыжный поход на Полярный Урал на Пайер, но я так и не собрался. Когда он в 2000 году уехал из Ноябрьска в Москву, я подумал, что пора с Севером заканчивать. Стало скучно! В 2002 году Лешка уехал работать в Швецию. В 2006 году я приезжал к нему в Стокгольм в гости, где познакомился с его будущей супругой - Аленой, замечательной очень симпатичной женщиной и… перспективным ученым молекулярным биологом, и такое бывает. В 2009 году они переехали на работу в Австралию в Сидней, и с этого момента постоянно меня звали к себе в гости. Последний раз при встрече, осенью 2012 года, Лешка сказал: «Палыч, к осени следующего года мы возвращаемся в Швецию, сам понимаешь, больше шансов приехать, вот так просто, в Австралию у тебе уже не будет. Решайся!» Я решился.

- Ну, и зачем тогда туда ехать? Пусть едет в Мельбурн. Все-таки культурная столица. Мельбурн мне понравился даже, когда там шел дождь. – это Алена.
- Там всегда идет дождь. И потом он уже почти там побывал.
- Да уж…
Да, в Мельбурн меня уже чуть не занесло. Перелет в Австралию у меня был из двух этапов. Эмиратской компанией Etihad из Домодедова 5,5 часов до Абу-Даби, часовая пауза и стыковка с самолетом той же компании до Сиднея.
Все началось с того, что самолет из Москвы задержали на час, на тот самый час. Уже тогда сотрудники компании мне «пригрозили» Мельбурном. Если я не успеваю на Сиднейский рейс, то еще через час из Абу-Даби улетает рейс на Мельбурн. От Мельбурна до Сиднея рукой подать, всего-то 800 км. Представьте, летите вы в Москву, а вас сажают в Питере. Как-нибудь потом доберетесь.
Мы, конечно же, прилетели впритык, то есть все считалось минутами. Сотрудники компании в аэропорту подгоняли меня: «давай-давай-давай… go-go-go». Прибыли мы на выход 2, а Сиднейский рейс убывал с 35-ого, я так прикинул, это километра полтора не меньше. И, вот, я несусь по переходам и только успеваю кричать этим сотрудникам «Чек бэгэж!» Там того багажа была одна небольшая сумка, но меня заставили ее сдать. На рейс я успел. Еще бы не успеть, если его задержали на два часа, не из-за меня, нет, такой был у них день у этих Этихадов. И может быть, это даже лучше, что задержали, вместо 15 часов мы летели только 13.
Я долетел.
А багаж нет!
Возможно, багаж как раз полетел в Мельбурн. На мой вопрос: «А где сейчас мой багаж?» сотрудник Сиднейского аэропорта ответил с дурацким смешком «Летает!» «Как Карлсон?» «Аха…» Весельчаки…
- Может быть, все-таки вы поинтересуетесь моим мнением? У меня до сих пор нет личных вещей!
- Да будут тебе вещи, сегодня обещали привезти твою сумку.
- Не прошло и четырех дней. И вообще, не хочу я смотреть города! Вот посмотрел я Сидней, чего я еще увижу такого эдакого?
- Вообще, все города разные… - задумчиво произнесла Алена, - Слушай, Лешкин, а давай он полетает на самолете?
- На каком на фиг самолете? Я че еще не налетался?
- Да, не… Это маленький такой самолетик. Аэротакси. Вторым пилотом.
- Точно, Палыч! Я Алене на день рождение этой весной подарил сертификат на полет. Ей понравилось.

Вот такие они - мои друзья. Обязательно хотят меня угробить. Одни сбрасывают меня с парашютом, другие хотят, чтобы я сам пилотировал самолет и сдавал на сертификат дайвера. Но это я так, ворчу… Это же КЛАСС! Сам за штурвалом! Я так и сказал:

- Класс! А мне можно?
- Всем можно, только деньги плати, 150 долларов. Ты больше потратишь на Мельбурн, да, и на Канберру.
- Отлично! Здорово! Я согласен!
- Ну, и, слава Богу! А сегодня ты сходишь на смотровую площадку телебашни, будешь к высоте привыкать, - сказала Алена, а вечером улетела в Стокгольм, они уже начали переезд.

Пока Лешка созванивался и договаривался, я продолжал гулять по Сиднею. Я уже посетил ту самую знаменитую в архитектурном смысле Сиднейскую Оперу. Знаменитый Харбор Бридж - Портовый Мост. Посмотрел сам город.

Город надо сказать сильно отличается от российских городов. Мы, то ли в силу холодного климата, то ли в силу нехватки средств, лезем вверх, не сильно, правда, лезем, но спальные кварталы у нас не меньше двенадцати этажей, а то и больше. Даже в сравнительно небольших городах, жилые дома уж никак не меньше пяти этажей. А тут все строится не выше трех этажей. В центре Сиднея многоэтажный компактный Сити, с тридцатью и сорока этажами, а за границами Сити, дома в два - три этажа разномастной застройки. Причем все стремятся оказаться на побережье. А надо сказать, что стоимость жилья в Сиднее немалая, средняя трехкомнатная квартира стоит 700-750 тысяч полновесных, равных американским, австралийских долларов. А если на побережье, а Сидней город приморский, а точнее приокеанский, то и все два миллиона. Вот так! Вообще, город большого впечатления на меня не произвел, а как ему производить? Вся история Австралии ровесница нашей победы под Бородино.
Кстати, про победы и поражения.
Австралия - это страна, которая не имела ни войн, ни революций, а герои народу нужны, и чтят они своих героев Первой Мировой войны, ветеранов Австралийско-Новозеландского армейского корпуса (АНЗАК), который в апреле 1915 году в Египте при десантировании на побережье Галлиполи потерял около 10 тысяч человек. С 1922 года 25 апреля отмечается как День АНЗАК, день памяти и славы Австралийских и Новозеландских ветеранов. Не 9 мая, конечно, но все же.
Еще я обнаружил памятник, не поверите, ветеранам Корейской войны 1950-53 года! А вот памятников Второй Мировой я не встретил, видимо, мимо она прошла, хотя японцы бомбили Дарвин, но, не помнят, наверное, австралийцы этого факта. А вообще австралийцы свою армию любят и уважают. Без смеха, у них серьезные авиация и флот, Оустрэлиан Ройл Эйр Форс и Ройл Нави, оснащенные современным американским оружием. Оно и понятно, Китай-то рядом! Хотя, кажется вот это уже поздно. Китайцы там вторая национальная группа и уже никак не меньшинство, а недалеко то время… В общем, всех нас ждет одно продолжение истории: желтое и узкоглазое.
Но я отвлекся.
На второй день я съездил в Голубые Горы. Прекрасное место, замечательная поездка, которая дала мне некоторое представление о жизни в Австралии вне столичных городов. Как известно: курица – не птица, прапорщик – не офицер, Москва – не Россия, и Сидней – не Австралия.
Из этой поездки я вынес полное ощущение, что Австралия это – большая комфортабельная вечнозеленая цветущая деревня. Одна сплошная, прерываемая природными образованиями типа гор и пустынь, деревня. Не дать – не взять Волшебная Страна Оз Френка Баума. Так же маленькие дома, смерчи, Страшилы – пугало огородные, летающие обезьяны… простите, собаки (или лисы?) Не видел только Дороги из желтого кирпича, хотя если поискать, я думаю, найдется. И местное название у Австралии (внимание!) «Оз»!, от «Озтрэлиа», так это звучит на английском, и точнее даже на английском-австралийском, который стал практически самостоятельным языком. И он такой не английский не из-за каторжной фени. Каторжан в Австралию высылали сравнительно короткий период. А язык такой скорее из-за деревенского диалекта. Страна никогда не имела первого сословия, который бы придавал изящности языку. Народ, создававший Австралию как государство, был простой, без изысков, поэтому в языке много сокращений, упрощений и сглатываний. Люди, которые знают английский, в начале теряются. Но только не я! Если классический английский знаешь через пень - колода, то и австралийский акцент нипочём!
В пятницу стало ясно, что полет намечен на субботу 16-ого февраля на 2 часа по полудню (нет у них 14 часов). В эту пятницу я гулял по побережью Сиднея и первый раз искупался. К моему прилету погода в Сиднее установилась прохладная и дождливая. А ведь это февраль! Южное полушарие! Тропики! Но мне это было на руку, не так сильно чувствовался переход между зимой Москвы и летом Сиднея. Но в пятницу наконец-то погода разгулялась, появилось солнце, и я первый раз искупался в Тасмановом море. Да, че там! В Тихом Океане! Море относительно холодное, 21-22 градуса и постоянно неспокойное. Волны полтора-два метра - обычное дело, поэтому прибой достаточно интенсивный, нырять я без ласт не отважился. А народ там во всю сёрфит на волнах. Искупался и тут же сгорел на фиг! Уши облазили до самого приезда в Москву. А ведь Алена предупреждала, что над Австралией очень высокий фон ультрафиолетового излучения, еще где-то дыра озоновая рядом, и без крема не то чтобы на пляж, в город соваться не стоит, но прохладная и пасмурная погода меня расслабила, и как результат - красная обгорелая рожа в полетный день.
В субботу, хоть торопиться было некуда, проснулся я, как обычно рано, в 6 часов. Виною тому птицы. Светает, поднимается солнце, птицы просыпаются и начинают … петь? Ничего подобного, орать! Птицы в Австралии не поют, они все там орут на разный лад. И чемпионами ора являются какаду.
Да-да… те самые белые вполне симпатичные хохлатые какаду, которые так весело болтают в домах Северного полушария. В Австралии они скрипят, визжат, хрюкают и гукают. При этом они часто перемещаются большими стаями, штук по 30-40, а птица-то не маленькая! толпа впечатляет, а уж шуму… И, вот, какаду задают общий тон, к ним присоединяется другая всякая летучая мелочь, типа зелено-красных попугаев, сорокоподобных жаворонков (почему их называют жаворонками, убейте меня - не пойму!) и индийских… мня… мня… забыл как их называют. А если в этот день ожидается дождь, то к общей какофонии присоединяется сатанинский хохот кукабарры. Одной такой птички достаточно, чтобы свести с ума небольшой многоэтажный дом в Москве, я так думаю!
В общем, я поднялся, и начался обычный, в принципе, день.
В будние дни Лешка ходит на работу, а Аришу (Боже мой! Я совсем забыл про Аришу! Ариша - главный человек в доме! Это младший представитель семьи Монастырных. Ей пять лет и у нее меняются передние зубы. Это - сейчас главное событие в ее жизни.) Так вот Лешка ходит на работу, а Аришу отводит либо в детский сад, либо к ним приходит няня, филиппинка Маринелла. И в саду и с няней Ариша общается на английском, дома говорит по-русски. В субботу Аришу обычно водят в русскую воскресную школу. Не беда, что это в субботу. (Австралийская русско-украинско-белорусская диаспора в Сиднее 10-15 тысяч человек. Кстати, при иммиграции в Австралию знание русского языка дает дополнительных 5 пять балов к общей оценке кандидата.) В школу им к десяти, поэтому они уходят раньше, а я пока остаюсь дожидаться одиннадцати часов.
Погода как-то мнется… Кукабарра зря хохотать не станет. В одиннадцать я выхожу из дома, добираюсь до остановки автобуса, и только я вытягиваю руку, чтобы остановить автобус (если руку не поднять, автобус пройдет мимо, как если не нажать на кнопку «стоп», водитель проедет вашу остановку, все по требованию) и вот только я поднимаю руку, чтобы остановить автобус, на город обрушивается сумасшедший ливень! Я только успеваю заскочить в автобус и уже успел намокнуть. Пока я еду, звонит Леша, он созванивался с аэродромом, на предмет того, а стоит ли мне ехать? Парни там не сдаются и предрекают изменение погоды к двум часам. ОК! И я с автобуса пересаживаюсь на… сититрэйн, эдакую двухэтажную метроэлектричку. В Сиднее три основных вида общественного транспорта: автобусы, паромы и, вот, эти сититрэйны.
В центре города они идут под землей или по эстакадам, дальше и за городом по поверхности. Двигаются они, не сказать, чтобы очень быстро, в общем, как наши обычные электрички. Дорога моя за город, в Бэнкстоун, где расположен еще один сиднейский аэропорт местных авиалиний, а при нем парк мелких аэротакси, пилоты которых подрабатывают еще и тем, что катают простуженных на всю голову любителей острых ощущений в качестве вторых пилотов.
Пока еду, решаю посмотреть газету, обычную ежедневную городскую многотиражку, распространяемую бесплатно, типа нашей «Метро». Мне стало интересно, а что, собственно, думают в этой стране Оз про мою Великую Родину? В двадцатистраничной газете с четырьмя колонками о России было упомянуто аж ДВА РАЗА! Про Штаты восемь раз. Все остальное посвящено, само собой, внутренним новостям и новостям Азиатско-Тихоокеанского региона. На фиг не нужна Австралии ни Россия, ни Европа! Другой мир! О России первый раз было упомянуто в свете открытия нового горнолыжного курорта в Сочи, а второй раз в рамках ожидаемого к просмотру (Ожидаемого! Мы уже посмотрели) фильма «Анна Каренина». Дескать, фильм по одноименному роману Толстого про Россию (приготовьтесь!) 18-ого века! Действительно, какая разница, 18-ый или 19-ый век в России, 100 лет туда, 100 лет сюда… Это же Россия! So Far Far Away. Тридевятое царство. Кстати, меньше чем о России, было упомянуто только о тридесятом государстве – Британской метрополии. Про нее в газете написали один раз. Австралийцы, надо сказать, относятся к Британии, как выросшие дети к постаревшим и назойливым родителям, вроде бы с уважением, но надоели! Практически недвусмысленно они заявили, что королева Елизавета Вторая - последняя королева, глава Австралийского Союза. Ни Карла, ни Вильгельма Винздоров у них не будет!
За чтением газеты пролетел почти час, я прибыл на станцию Бэнкстоун, пересел на автобус и приехал на Березовую улицу 69. Чесслово! Бенч-стрит. Березу и дуб за время пребывания видел по одному разу. Редкие «звери» в Австралии эти наши обыкновенные деревья.
Прибыл я на аэродром и объявился на ресепшене. Дескать, вот он я! Летать хочу! Времени было час дня, у них был ланч, и все, и пилоты, и обслуга, человек десять собрались на веранде и на жаровне готовили барбекю. Вообще есть в Австралии на улице, и других общественных местах совершенно нечего. Сплошь бутерброды. Знаете, такие, огромная булка разрезается вдоль, туда укладывают листья салата, маринованные огурцы, помидоры, сосиски или ветчина, заливается это сладкой горчицей и все это потребляется! Меня спасали только суши. Нет, рестораны там есть… Но, во-первых, все равно не знаешь, что тебе там приготовят, нюансы в английском меню я не понимаю, во-вторых, это 30-40 долларов, вроде не дорого, но не каждый же день, а в-третьих, это время!
В общем, показали мне пилота, познакомили с ним - Джон Латинович представительный мужчина лет пятидесяти пяти - шестидесяти, и сказали ждать. Ждать когда поедят, и когда определятся, наконец, с погодой. Ждать значит ждать, я пока между делом стал рассматривать парк летательных аппаратов. Были там и всем известные по разным фильмам «Сесны», и менее известные «Пиперы», и какие-то почти игрушечные геликоптеры на полозьях. Один из них готовился к взлету (видимо срочный полет) и выруливал на ВПП, летя на высоте полуметра. Действительно, не на салазках же ползти.
К двум часам погода вроде бы определилась, появились обширные просветы, но мой пилот выходил, крутил носом, вздыхал и возвращался в здание диспетчерской. Я уже стал нервничать. Оплата, конечно, была по факту, то есть после успешного полета, но я что, зря сюда ехал? И потом, хочется же полетать! Ну, или скажем, типа полетать. Мне всегда это было интересно. На пассажирских летал я много, на Ан-2 летал, на вертолетах, когда работал на полевых работах, летал немереное число раз, и всегда, конечно, только пассажиром. И даже, когда знакомые пилоты узнавали, что я закончил авиационный институт, то всегда приходилось оправдываться, что авиационный-то авиационный, но не летное училище и летать, пилотировать не умею. Но очень хочу! Но не удавалось! А сейчас? Ну, же! Полетим?!!!
В половине третьего Джон в очередной раз вышел, покрутил носом и позвал меня с собой. На ресепшене мы заполнили ряд документов (документов?), где пилотом значился я! Как интересно… И пошли к машине.
Это был Пипер Вэрьёр Третий, одномоторный четырехместный моноплан. Передние два места у него с дублированными системами управления: штурвалами и навигационными панелями. Джон меня спросил, откуда я? Я сообщил, он усмехнулся и сказал, что сам он югослав, из Белграда. Тогда я выразил сомнение, такой ли он Джон, как говорит, он согласился и по секрету сказал мне, что имя его Йон. Я обрадовался и предложил ему говорить на сербском (может я бы лучше его понимал), но он сказал, что его сербский еще хуже моего английского, и поэтому будем общаться все-таки на английском, и приступил к инструктажу. Спасибо, Альма Матер, и моему увлечению авиацией, мне было достаточно просто понять, где тут элероны, закрылки и хвостовое оперение и как всем этим управлять. Сказать, что это просто, это, конечно, наглость. Но, все-таки, просто. Как и ожидалось, рулежка на земле и изменение угла сноса (горизонтальный поворот в воздухе) выполняется педалями, ими же и тормозится. Как работает штурвал, наверное, знают все. На себя – подъем, от себя - снижение, повороты - повороты аппарата со снижением. Ручка газа, ручка ручного тормоза, ручка выпуска закрылок (увеличение площади крыла на посадке при малых скоростях). Всё!
Сели в самолет, застегнули привязные ремни, одели гарнитуру.
Проверка электрических систем. Йон по бумажной инструкции, проговаривая, каждое действие, включает и выключает тумблеры.
Проверка закончена.
Запуск двигателя. Выравнивание оборотов.
Йон просит переключить баки горючего, баки в плоскостях (крыльях). В левом 90 литров, в правом 50. Переключаю на левый.
Йон снимает с ручника, машина легко покатилась вперед.
«Пробуй рулежку!» - пробую, получается. Где рукой, где голосом, Йон показывает мне куда вырулить для ожидания разрешения на взлет. В наушниках постоянно слышны инструкции диспетчеров, из которых я только разбираю «чарли-танго», так обычно обзывают вертолеты. Через пару минут, Йон дает мне указание расслабиться и просто левой рукой придерживать штурвал. Он берет управление на себя, прибавляет газ, заканчивает рулежку и встает на ВПП, ставит аппарат на ручной тормоз и прибавляет газ на полную, проговаривает готовность в микрофон, получает разрешение диспетчера на взлет, снимает ручной тормоз и наш Пипер начинает разбег. 20 км в час, 30, 40, 50, 60… Йон тянет штурвал на себя и машина легко подпрыгнув взлетает, набирая высоту. На высоте 200 футов (все смешалось в этой Австралии, английские футы, с французскими метрами, английские фунты с французскими килограммами, все!) На высоте 200 футов, Йон дает команду: «Взять управление на себя. Набрать высоту 2500 и занять курс 230.» Мама! Мамочка моя… Я лечу. Чесное слово лечу! Скосил взгляд на Йона, он расслабился и сидит, просто наблюдая за полетом. Спрашиваю его про автопилот. «Где? Здесь? Какой автопилот? И зачем? Тут компьютер только недавно поставили с дисплеем!» Действительно все системы, стрелочный альтиметр и уровень горизонта, дублированы на дисплее и выглядит, как на компьютерных симуляторах полета. Впереди толком ничего не видно, нижний подрез лобового стекла совпадает с горизонтом, так легче держать горизонтальный полет, впереди смотреть нечего, надо следить за приборами. На землю можно посмотреть через боковое стекло, для меня через левое.
Продолжаю набирать высоту, одновременно укладывая самолет на нужный курс. Машина слушается легких движений, при моем резком повороте, резко заваливается на крыло (или мне кажется что резко?) я возвращаю машину в горизонтальный полет, а Йон приговаривает в микрофон «изи-изи».
Летим. Летим – блин! Подмышки стали сырые, сердце бьется чаще. Йон как раз спрашивает, как я себя чувствую? Отлично! Отлично я себя чувствую! Я не ожидал, что вот так сам буду управлять самолетом! Скорость конечно смешная всего 100 км в час, высота 2200 футов, 660 метров, это конечно не 950 км в час и не 10000 метров, но мы не Боинг, и я лечу!
Йон показывает в сторону моря и приказывает взять курс на него. Погода распогодилась, и только лишь справа от нас висит дождевое облако, видно, как от него косыми полосами дождь тянется к земле. Под нами море. Трясти стало больше. Тряска это единственное, что мешает комфорту полета, постоянно то подкидывает вверх, то бросает вниз, причем, как я понимаю, амплитуда не более 5-7 метров. Все равно неприятно, приходится постоянно удерживать штурвал. Йон приказывает снизиться до 500 и развернуться над морем. Снижаюсь в развороте. Красота! Вновь берег, машину подкинуло. Йон указывает новый курс, и приказывает подняться до 1500, летим, я начинаю понимать, что мы летим в ту самую дождевую тучу. Зачем? Влетаем, по лобовому стеклу заструились капли дождя. Дворника нет. Продолжаем полет, Йон приказывает держать курс по приборам. Пролетаем тучу и вылетаем на чистый кусок неба! Небо Австралии! Я смотрю через боковое стекло вниз, под нами пригород Сиднея, маленькие домики, изумрудная зелень деревьев, вьющиеся желтые дорожки, желтые! Дороги из желтого кирпича – Страна Оз! Точно, Страна Оз!
45 минут полета прошло. Йон указывает новый курс, и через пять минут я вижу ВПП. Заходим на посадку. Выравниваю курс, снижаю машину, 1500, 1000, 500, Йон вновь берет управление на себя, готовимся к посадке. 400, 300, газ сброшен, скорость снижена, 200, 100, 50… касание, машина прыгнула вверх, снова прижалась шасси к земле и покатилась по ВПП, снижая скорость. В конце ВПП Йон разворачивает машину, возвращается и съезжает с ВПП, «рули на место сам» показывает он, и я вывожу наш Пипер на стоянку. Тормоз. Выключаем двигатель. Всё! Вот и случился мой первый полет на самолете. Еще одной мечтой меньше. Ничего, у нас еще есть о чем мечтать! Снимаю гарнитуру, отстегиваю ремни, выхожу из самолета. Жму руку Йону. Он улыбается, на мою реплику, что с детства мечтал полетать на самолете, отвечает, что сам мечтал, и, вот, теперь уже 40 лет летает! Смеёмся. Настроение отличное. Черт, я не просто в Австралии, я еще и летал в ее небе. Почти сам летал. Почти сам!

***

Через три дня я сдал практику дайвера и при этом чуть не изругал себя за этот опрометчивый поступок.


Надо было сдавать все в Египте, там тебе баллон отнесут, поднесут, гидрокостюм оденут, с катера потихоньку спустят в воду… и все это за 300 долларов, еще 10 дашь, они, как Двое из Ларца, за тебя дышать под водой будут.
А тут гадские англосаксы крутили нас по полной программе. Заход в воду в прибое в полном снаряжении (25 кг); акваланг наплаву снять – одеть; маску под водой снять – одеть; воду из маски под водой удалить; воздух тебе перекрывают, ты хватаешь запаску у твоего партнера и дышишь из его акваланга, всплывая вместе с ним; акваланг на дне снять – одеть, и два захода по полчаса подряд со сменой акваланга. При втором выходе из воды я случайно завалился в прибое, толкнуло волной, и меня начало мотать, инструкторы орут: «Where is your buddy system?!!» Где-где… в Караганде! Господи, как далеко-то эта Караганда! Ребята подтянулись, помогли встать. Выползли на берег, а эти… инструкторы (капралами они что ли служили?) орут: «Менять акваланги!» Сменили – и… час отдыха! все просто отвалились… Третий заход был простой, мы просто полчаса плавали, и инструктор показывал нам красоты Тасманова моря. Не-а… Не тянет оно против Красного! Наверное, где-то там, на севере, ближе к Таунсвилу, возле Большого Барьерного Рифа, должно быть красиво. Но это далеко, 1700 км. Оз - большая страна, и всего не увидишь. Я увидел лишь ее маленький кусочек, но все равно здорово!

Еще через два дня я улетел в Москву.
Закончились «каникулы Бонифация». Все когда-нибудь кончается. Золотую Рыбку я не поймал. Я поймал ее еще в декабре в Красном Море. Ту самую Волшебницу, без которой Элли было скучно. Поймал и, как положено, отпустил, а она выполнила три моих сокровенных желания:
«Путешествие в Волшебную Страну Оз»,
«Полет на Летающем Домике» и…
Сертификат дайвера.
Последнее она, наверное, накинула в нагрузку! 

- Ну, что, Палыч, как получилась поездка?
- Спасибо, Леша! Все хорошо! ВСЁ ОТЛИЧНО!!!

25 февраля 2013 г.
Tags: Австралия, Лешка Монастырный, Сидней, дайвинг, пилотирование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments