В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

СЕВЕРНЫЕ ИСТОРИИ. ЖИТИЕ...

Сначала Юрка жил у брата.

Потом поселился в общежитие к Ване.

Потом он снял квартиру и привёз семью.

Наконец-то через полтора года после приезда Юрки, младшие Серовы получили квартиру. Точнее, она им досталась после того, как её выкупила партия у бывшего начальника, летчика – космонавта.

Хотя нет, не так…



У космонавта была четырехкомнатная квартира и молодая очень расчётливая жена, с кем не бывает...

Вот так! Да.

Квартиру ему выдала администрация города, всё-таки он Герой Советского Союза. По отъезду он должен был бы её сдать, но! Его супруга, женщина очень амбициозная с тяжёлым, вздорным характером, затеяла несколько обменов, после которых четырехкомнатная квартира превратилась в двухкомнатную, и вот она была продана в аэрокосмогеологичекую партию. А партия решила выделить её младшему Серову, на условии обязательной пятилетней отработки. Теперь всё правильно!

Состояние квартиры было напрочь убитое. Когда-то в журналах писали о том, как в 75-м из Сайгона бежали американцы. За ними на крыши отелей прилетали вертолёты, а в свои комнаты с мебелью и прочим они просто забрасывали гранату. В таком же состоянии была Юркина квартира. Кроме того, в ней было столько тараканов, что они, обнаглевшие, прямо днём чуть ли не с барабанным боем и развёрнутыми знамёнами вышагивали колоннами по четыре по стенам и потолкам. Галя, когда первый раз пришла посмотреть на квартиру и её «жильцов», долго ходила, вздыхала, заглядывала попеременно то в ванную, то в туалет, то на кухню, брезгливо вздрагивала, но потом резюмировала: «Ну и что? Зато своя!» На том и порешили. «А поганых тараканов я повыведу, Прусаков и пауков я повымету».

Квартиру они более менее подшаманили. Тараканов в первом приближении «повымели». Но мебели в квартире не было никакой. Не было мебели и в магазинах. Да и честно говоря, если бы она была, купить её всё равно было бы не на что. Денег у них тоже не было. Состояние, описываемое словами Воланда: «Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!»

Первую раскладушку они притащили от Славки, вторую всё-таки купили, и на этих сдвоенных раскладушках младшие Серовы спали почти два года.

У мелкого, у Влада была своя комната, и Юрка ему в неё притащил кровать-топчан, такими кроватями комплектовались УНИМОшки (новое здание партии). Телевизор Юрка купил с рук, заняв деньги у Вани. Это был гигантский древний цветной телевизор, у которого почти не работала зелёная пушка, и поэтому у них он был, как заказывал чукча в магазине. Помните? «У вас цветные телевизоры в магазине есть, однако?» – «Есть!» – «Тогда дайте мне розовый». Вот у них был розовый.

Через пару месяцев, после того как они получили квартиру, в октябре пришёл контейнер из Самары, в котором приехали: стол, ковёр, холодильник, швейная машинка и всякая мелкая дребедень. Кроме этого в контейнере были обои, которые Юрка с Галей с боем взяли в отпуске. Обои были аховые, сегодня бы на их никто в страшном сне не позарился, но тогда… Тогда других не было.

Так они начали жизнь в своей квартире. Ключевое слово «своей»!

Уже поздней осенью Серовы начали делать ремонт. После того опыта домашнего ремонта Юрка стал глубоко убеждённым человеком, что делать нужно только то, что ты умеешь. Остальное надо заказывать специалистам. Но тогда и заказывать их было не на что. Худо-бедно ремонт они сделали. Как бы сказала Юркина тёща, потолки у них получились матовые – покрытые матом, да не в один слой.


В это же время они потихоньку прирастали мебелью, которая им доставалась после торговых «авантюр», в которые ввязывался Полищук. Тогда все ввязывались…

Всё началось с тюменских стенок. Стенки выкупили прямо на фабрике на вырученные с какого-то случайного договора деньги. В Тюмени в Центральной аэрокосмогеологической партии был ещё один из гордого племени «деловаров» – тот самый Антон Данилов, он и предложил эту «бизнес-операцию». Купили их, ни много ни мало, около сотни штук. Антон на том конце как-то их загрузил в грузовой вагон, и их перегнали в Северный. А потом аэрокосмогеологи всем коллективом, двенадцать человек, пятнадцать высших образований и одна кандидатская степень, разгружали этот вагон с девяти вечера до двух ночи, загрузив КамАЗ доверху, а рано утром, покемарив пару часов прямо в партии, они уже разгружали этот КамАЗ к себе в гараж. И в партии открылся мебельный магазин!

«Mesdames et messieurs! Bienvenue en meubles solon!»

Никто из рядовых членов партии не помнит, сколько брали сверху, да и не их это была прерогатива принимать деньги от покупателей, их функцией была доставка мебели до подъезда. Грузчиками они были! В энцефалитках, кирзовых сапогах, небритые, но в очках, они выглядели очень колоритно в роли грузчиков. Причём как-то очень подозрительно легко освоились они с этой ролью.

– Так, мать, всё. До подъезда мы тебе доставили, дальше сама. Гриш, разворачивайся! – командовал, негласно выбранный бригадир, Влад Зинчук. У него лучше всего получалось общаться с покупателями.

– Сынки… – начинала причитать очередная бабка, – да как же я эти пять здоровенных ящиков-то упру на третий этаж?.. Да, где же я народ-то возьму?.. Сын на работе…

– Ничего не знаем, мать. У нас в договоре только доставка до подъезда, –сморкаясь на землю и вытирая пальцы о штаны, отнекивался Влад. Остальные в это время курили возле машины.

– Сынки, да я вам за это бутылку дам, – переходя на заговорщицкий тон, начинала их уговаривать бабка.

– Да ты, мать, озверела?! – изображал из себя обиженную невинность Влад. – Посмотри! Мы же непьющие!

Бабка подозрительно глядела на небритые морды, понимая, что её разводят на деньги.

– Сколько?

– По тысячи с этажа…

– Бога побойтесь, сынки!

– Мать! Мы грех на душу брать не хотим, а потому уезжаем, – и Влад круто разворачивался и командовал: – Грузись, мужики!

Мужики докуривали, давили каблуком окурки и начинали загружаться в уазик.

– Согласна, сынки... Согласна!

И они поднимали очередную стенку на заказанный этаж. Причём уже после пятой-шестой стенки делали это достаточно легко и непринуждённо, зная на какой ящик нужно два, а на какой три человека для перехвата на лестнице. Поднимая, аэрокосмогеологи лихо разворачивались на этажах, придавливая к дверям случайно попавшихся нам под руку жильцов, не стеснялись в выражениях, ходили в грязных сапогах по коврам в квартирах. В общем, вели себя, как заправские сви… грузчики.

По окончании Влад забирал деньги и сообщал:

– Если нужно, могём собрать. Но это отдельная расценка. Пять прОцентов от стоимости. Но вечером!

Надо сказать, собиралась стенка гадко. Первую стенку, как выставочный образец, собирали всей партией. Собирали пару дней, сделали кучу лишних отверстий, по нескольку раз перевешивали дверцы и вставляли зеркала, все охрипли, но, в конце концов, освоили процедуру сборки на ять. Это стало у них дополнительным неконтролируемым доходом.

Три недели, которые были затрачены на продажу товара, потом вспоминались в партии, как одни из самых весёлых. А как же? «Сыт, пьян и нос в табаке!» Славке Серову особо понравился этот род деятельности. Он потом долго ещё бродил по городу, прикидывая, где бы и кому собрать какую-нибудь мебель. Не то чтобы его тянул сам процесс сборки, но когда купленный младшими Серовыми израильский грибной порошок с картошкой стал «замечательным» обедом, а курицы не на что было купить, то тут волей–неволей начнёшь искать, где бы перехватить денег.

Итогом их первой маркетинговой деятельности стал заработок в виде стенки каждому участнику авантюры, простите, бизнес-операции. Так у Серовых в квартире появилась стенка.

Потом так же появился кухонный гарнитур и телевизор, Ванькин «цветной» к тому времени совсем сдох.

К следующему Новому году младшие Серовы квартиру привели в божеский вид, несмотря на повальный дефицит и практически полное отсутствие денег. Влад уже заканчивал начальную школу. Коту Василию исполнилось четыре года. И они уже пережили смерть собаки.

Тот Новый год был в некотором смысле переломным и для них, и для всей страны, и для Северного. Всё началось именно на Новый год, а точнее 31-го декабря. На работе Нестор выдал какие-то деньги, с которыми Юрка пошёл домой через ближайший магазин, «Стекляшку» так все его называли, не смотря на то, что настоящее название у магазина было «Славутич», но был он остеклен и... Времени было часов, чуть ли не восемь вечера, магазин должен был закрываться. Юрка зашёл в него и обалдел... Он в жизни не видел такого изобилия. Прилавки ломились от германской колбасы, голландских сыров, германской же водки и итальянского «шампанского». В овощном продавались бананы, яблоки, свежие помидоры и огурцы и невиданные до сей поры ананасы!


Кажется, он потратил тогда почти все деньги, накупив всего, чего только мог донести. Казалось, что всё это завтра кончится. Галя долго не могла поверить в это чудо и все выпытывала у Юрки, откуда он всё это приволок. Это был один из запоминающихся Новых Годов. До этого памятным был двумя годами раньше. Тогда перед Новым Годом они потихоньку поинтересовались у Влада, чего бы он хотел, чтобы ему подарил Дед Мороз, и мальчишка заказал большого плюшевого зайца. Серовы были шокированы и повержены, где такого зайца можно было достать, тут обычной плюшевой игрушки не достанешь, а уж заяца… большого… Но перед самим Новым Годом они совершенно случайно зашли в один совершенно неприметный магазин-«сельпо» и обалдели, увидев огромного голубого плюшевого зайца на прилавке. Чудо! У Влада, да и у его родителей, в тот год был замечательный новогодний праздник.

И в декабре 2003-го, спустя два года в магазинах появилось, по тогдашним понятиям, почти всё! И на работе у Юрки стали регулярно выплачивать зарплату. И Галя устроилась на работу. Наконец-то, у младших Серовых появились деньги. Казалось, что у нас наступила эпоха благоденствия.

Но уже в марте следующего года всё пошло не так.


Tags: Очень Крайний Север v.2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments