В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

ВСТРЕТИЛСЯ С УЧИТЕЛЕМ


Вчера сходил в Аэрокосмический Университет к своему Учителю: Александру Степановичу Капустину. Как и положено всякому ученику, меня многое связывало с моим Учителем.


Во-первых, он учился вместе с моим старшим братом, хотя по возрасту на 4 года старше его. Степаныч поступил в Куйбышевский авиационный институт уже после техникума и армии.  «Он был нашим бессменным старостой, и звали мы его “батя”» - рассказывал Славка.

Во-вторых, он учил меня «Импульсной технике» (один из ключевых предметов в курсе Радиотехники). Хорошо помню, как произошла наша первая встреча. Мы, студенты третьего курса, пришли на первую лабораторную работу по Импульсной технике в лабораторию второго корпуса, и Степаныч затеял перекличку. Когда он дошел до моей фамилии, то долго и внимательно разглядывал меня, а потом задал вопрос: «А кто у вас Валерий Павлович здесь учился?» «Два брата. А на радиотехническом – старший, Слава» «По-о-оня-я-я-ятно…» - протянул Степаныч, и все мои кореша  зашушукали: «у Лавруся - блат». Блат мне обошелся в то, что драл меня Степаныч больше чем других, а других он драл так, что лаборатория Импульсной техники стала домом родным для нашего потока на пятый семестр. «Александр Степанович Капустин поебёт-поебёт и отпустит…»  -  мудрость студентов третьего курса первой специальности, радиотехнического факультета, КуАИ. Двойки он ставил так, что никто не обижался. «Схема не работает» - объявлял он, и бригада уходила ломать себе голову в библиотеку,  читальный зал, к черту на куличики, пока кого-нибудь в бригаде не осенит. По результатам лабораторных у меня в среднем выходила четверка, а Степаныч объявил, что кто хочет, тот может четверки и пятерки за экзамены поставить автоматом. Сунулся и я, но был остановлен: «А вы, Лаврусь, будете сдавать мне. На пятерку!»

Все это сослужило мне хорошую службу, думаю, можно считать, что именно после курса Степаныча я стал инженером. Нет, конечно, другие преподаватели тоже приложили к этому руку, голову, талант, но Степаныч сделал так, что спящий во мне «инженер» проснулся.  И не во мне одном…

В-третьих, именно работая «на него» (научно-исследовательская работа студентов), я вместе с Вадюхой Сорокиным, своим однокашником, освоил программирование. Писали на FORTRANе, считали на ЕС-1033 и ЕС-1050. Это стало моими первыми шагами в мире компьютеров (было это в 1984), и, впоследствии, привело к сегодняшней профессиональной деятельности айтишника-прикладника (геоинформационщика).

В-четвертых, после окончания института я еще три года работал вместе с ним в Отраслевой Научно-Исследовательской Лаборатории № 5, куда я распределился (по предложению Капустина же), и где Степаныч трудился на полставки.

Но основная ставка у него всегда была со студентами, где он пропадал по 6-8 часов ежедневно. «Иногда мне кажется, что это я тупой, а студенты несут нормальные рабочие схемы…» -  как-то уже после диплома признавался он мне после очередного нелегкого лабораторного дня.

Вчера встретились. Степаныч хорошо выглядит, хотя в ноябре ему будет 70. И дай ему Бог здоровья!  Я ему вручил бутылку коньяка и свою книгу «Очень Крайний Север», надеюсь, она его заинтересует. Все-таки там про двух Лаврусей, которые учились с ним, учились у него.

Фотографии нет. Сфоткать его просто так в лицо постеснялся. А в инете не нашел…

Tags: Александр Степанович Капустин, Аэрокосмический Университет, КуАИ, Радиотехника, авиационный институт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments