В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

СЕВЕРНЫЕ ИСТОРИИ. ВРЕМЕНА ПОГОДЫ

В своём общении мы часто говорим о погоде, какая она была «тогда, когда», какая «потом», а какая «перед этим». На нашу жизнь погода имеет иногда решающее влияние. Даже эмоциональное состояние подвержено её влиянию. Дождик идёт – мы хмуримся. Выглянуло солнышко – и мы улыбаемся. В этом нет ничего удивительного, такими нас сделала природа. Мы своими гордыми мозгами пытаемся сопротивляться таким простым эмоциям, но от природы не убежишь, она командует: «Выглянуло солнышко – улыбайся!» И мы улыбаемся. И это правильно.

Погода на Севере – это экзальтированная капризная дама с очень прохладным отношением к людям. В буквальном смысле прохладным.

Так какая же она погода на Севере?

«Полгода – плохая погода, Полгода – совсем никуда...»


Я приехал на Север в марте 1991-го года, через год после Юрки. Приехал из Самары, где уже начиналась весна. Приехал и застал последствия трехдневной пурги. По улицам ездили бульдозеры и расчищали горы снега. Люди перебирались через огромные снежные кучи, протаптывали глубокие узкие тропинки. На три предыдущих дня закрывался аэропорт, не ходил транспорт, наступил временный коллапс. Март на Севере – не весна, март – зимний месяц. Может быть пурга, и может быть мороз. Может быть и минус тридцать, а бывает, что и за сорок. Зима покруче, чем январь в Подмосковье или Поволжье.

Тем не менее, март – самый благоприятный месяц и для начала полевого сезона, и для лыжных походов. В середине марта над Сибирскими Увалами часто устанавливается мощный антициклон и тогда на снежных просторах Западной Сибири погода становится как в высокогорье. Под ногами холодно, а сверху – хоть раздевайся и загорай. И видимость миллион на миллион. А потом вдруг раз! и опять пурга.

Март – зима, но солнце уже намекает – скоро холода кончатся.

Апрель – это тоже не весна. Это продолжение зимы. Ещё целый месяц минусовых среднесуточных температур. Но уже среднесуточных. Днём уже возможны небольшие плюсы. А к концу месяца дневные плюсы могут разогнаться и за десять градусов и выше, что, конечно, хорошо, но тогда может наступить всеобщее наводнение. Всемирный потоп. Лужи и моря, реки и водопады. Весь тот снег, который выпал за зиму, пытается растаять и утечь. Но не растает и не утечёт – ночной минус сохранит его ещё, по крайней мере, на месяц.

В это время начинается, как это сегодня модно говорить, «когнитивный диссонанс», а по простому разрыв шаблона в голове. На Большой Земле уже наступила весна, везде сошёл снег, девчонки снимают зимние сапоги, одевают короткие юбочки, а на Севере…

В мае весь организм уже изнылся, ему хочется тепла и весны. Она наступает, но очень-очень неохотно. Я помню снегопады на День Победы, снегопады до пурги, до снежного бурана.

Что ещё в это время поражает, так это несоответствие между длительностью дня и кучами снега, оставшимися после зимних холодов. Белые ночи уже не за горами и в девять вечера изумительно светло, но холодно, а порой и морозно.

Иногда в мае может наступить резкое потепление, как это случилось в начале мая 94-го. Тогда за два дня температура поднялась до плюс двадцати, мгновенно сошёл весь снег, вылезла трава и распустилась берёза. Всем показалось, что всё, наступает лето. Но не тут-то было. Как говорил один знакомый вертолётчик: «Я в июне всегда с собой беру валенки, а уж в мае...» Через три дня врезали морозы и выпал снег. Первые нежные листочки скукожились и почернели. Было страшно смотреть на берёзы, думалось, что в этом году они больше не распустятся. Но велика сила жизни, и к концу мая у них вновь появились новые листочки, а подкрадывающееся лето постепенно входило в свои права.

В мае прилетают гуси. В мае зацветает нежными, жёлтыми пушистиками ива. В мае начинается жизнь.

1 июня наступает календарное лето, но и весны в привычном смысле на Севере не бывает. Бывает какой-то переходный период с морозами и оттепелями, со снегом и дождём, черти что, с черти чем. Природный бардак. И, кажется, что лето не наступит уже никогда. Нервы на пределе, хочется на всё плюнуть и уехать туда, где уже зелёная, нет, изумрудная трава, яркое тёплое солнце и аквамариновое небо.

И тут… За три, нет, за два дня на город обрушивается тепло и солнце. И всё вокруг начинает торопиться. Трава растёт с такой скоростью, что кажется, если прислушаться, то можно услышать, как она шуршит своими нежными листочками, пробиваясь сквозь песок.

Песок, везде после снега песок. Нормальной почвы на Севере почти нет. Тонкий слой подзола в 3–5 сантиметров, накопленный за сотни и тысячи лет, это всё, что есть из плодородной почвы. Но вездесущую траву это не останавливает. Порей растёт везде. Порей и иван-чай. Время иван-чая ещё придёт.

В июне прилетает трясогузка и, слава Богу, наступает долгожданное лето.

В первой декаде встаёт на крыло комар.

Во второй декаде может случиться жара, хотя может и выпасть снег. Это как повезёт. Северный помнит и Троицу со снегом в 91-м, и жару 92-го. Но, и то и другое – экстремальные ситуации. Обычно, это всё-таки плюс двадцать пять днём и плюс пятнадцать ночью. К концу июня при такой погоде можно даже купаться и загорать.

В середине-конце июня наступает время мошки. А 22-го июня самая белая-белая ночь. В час ночи солнце спускается на несколько минут за горизонт и тут же возвращается, чтобы потом опять светить круглые сутки. Белые ночи – это ещё один природный фактор, который сводит с ума людей на Севере. Белые ночи хороши в Питере на пару дней отпуска. А когда они длятся почти три месяца, то начинаешь потихоньку звереть.

Июнь кончается, приходит июль.


Иногда на Севере можно услышать: «Самое холодное время года – лето». Почему? Бывают года, когда всё лето держится температура + 12/+15 градусов Цельсия. Отопление отключают ещё в начале июня. И тогда в квартирах и на работе устанавливается температура такая же, как на улице. Везде и всюду +12/+15! Сегодня +12/+15, завтра, послезавтра. Это же просто холодно! А бывает, что температура падает ниже +10°, как это случилось в начале июля 96-го. Тогда вся растительность стояла в задумчивости до середины июля: распускаться ей или уже плюнуть и не заниматься всякой ерундой в этом году. Тогда в домах достаются зимние одеяла. Включаются масляные электрические обогреватели, а на улицах люди кутаются в шарфы и куртки. Лучше такое время переживать в поле. Там всегда рядом печка, а комар и мошка вялые, ввиду низких температур.

Но бывает июль и с жарой за сорок. Как это было в 92-м и 93-м годах. В июле 93-го Юрка вернулся с полевых работ откуда-то из-под Когалыма, где они три дня шарахались по болотам в сорокоградусную жару, у него на энцефалитке остался белёсый квадрат в районе груди – от соли, от пота. На груди висел регистратор георадара, а снять энцефалитку, да какой там снять энцефалитку, снять капюшон не было никакой возможности, потому как мошка, по свидетельству Юрки, зверствовала прямо-таки неистово. Лучше уж пусть будет холодно, чем вот так.

В июле, как правило, появляется первая волна грибов. Подосиновики и маслята. Немного рыхлые и сырые, но нежные и очень вкусные, может быть от того, что первые. В июле собирают чернику и голубику. Июль – это долгожданное северное лето.

В августе белые ночи, наконец-то, идут на спад. Погода стабилизируется. Если лета не было (не было тепла), то уже и не будет. Если в июле была жара – то она спадает. В начале августа ещё можно даже купаться в озерах. Это время иван-чая. Кипрей цветёт, как сумасшедший. Его розовые цветы видны повсюду: вдоль дорог, на берегах озёр, на пустошах и пустырях, даже на заброшенных свалках. Потом он отцветает и начинает пушить своими семенами. Время заваливает за середину месяца, случаются первые заморозки. Всё. Лето кончилось. Начинается скоротечная северная осень. Во вторую половину августа появляются белые грибы, которые несколькими волнами в грибные годы будут появляться до устойчивого минуса. Доспевает брусника. Начинают желтеть берёзы и осины. Болото в августе приобретает тёмно-красный, почти малиновый цвет. Это и мох покраснел, это и обилие клюквы, которая ускоренными темпами доспевает. Собирать её будут в сентябре.

К концу августа погода начинает портиться, всё чаще идут холодные осенние дожди.

В августе улетает трясогузка. Осень.

Но как на Севере нет весны, и почти нет осени.

Нет, листья на деревьях желтеют и опадают, но не всегда всё так просто. В сентябре ещё могут быть относительно тёплые дни. Но среднесуточная температура уже падает ниже + 8° и уже в начале сентября в северных городах начинается отопительный сезон. Во второй половине сентября возможны кратковременные снегопады, после которых выпавший снег быстро тает. Но и это, опять же, не правило.

25-го сентября 1998-го года, после того катастрофического кризиса, как то мы с Серовыми большой компанией собрались на шашлыки на речку, которая протекает недалеко от города. С вечера договорились, утром проснулись, а на улице идёт снег. Огромными такими хлопьями. Все созвонились друг с другом и решили мероприятие не отменять. Оделись потеплее и так по снегу пошлёпали на речку. Наелись полусырых шашлыков (сухих дров почти не было, а уголь тогда не продавался), в снегу навалялись, даже снеговика слепили (до сих пор фотографии есть), а снег всё падал и падал.



Народ говорил: «Ой, да ерунда всё это! Завтра всё растает». А я смотрел на стаи гусей, которые толпой валили на юг, и думал про себя: «Не-а. Не растает. В этом году уже не растает. Зря гусь так скоропостижно улетать на юг не станет. Зима за ним идёт». Так и получилось. В том году снег больше не таял, при том, что некоторые лиственные деревья ещё даже не лишились зелёных листьев. Так и стояли со свежеморожеными листьями до ноября, пока ветер не ободрал их.

Октябрь бывает и тёплый. В 97-м весь октябрь стояла ровная тёплая погода. +5°/+10°. В тот год была тихая дождливая осень, почти как в Подмосковье. Но, в общем и целом, 15–25 октября на Северных Увалах ложится снег. 10–15-го улетают утки и гуси. Конец октября – это верное начало зимы.

В ноябре в Северном уже настоящая зима. Уже покрылись льдом водоёмы. Уже успело насыпать снега. Могут случиться первые серьёзные морозы. На Ноябрьские праздники 91-го года, когда я возвращался из Самары длинным кружным путём через Нижневартовск–Сургут, стукнули тридцатиградусные морозы, а был я в одной осенней курточке. Это сильно меня впечатлило.

Декабрь. Стоят приличные морозы. Температура выше минус 20–25 градусов не поднимается. Холодно и темно. Двумя этими словами можно полностью охарактеризовать этот месяц.

22-го декабря самая длинная ночь в году. День Энергетика. Светает часам к десяти, к двум уже темнеет. У народа случаются депрессии. Начинают неумеренно пить даже те, кто всё остальное время не особенно увлекается спиртным. Апофеозом этого становится Новый Год, который начинают отмечать с Католического Рождества.

К Новому Году нужна ёлка, поэтому всем городом ждут небольшого потепления, чтобы съездить за ёлками в лес, потому как по морозу привезти можно только палки. И, как правило, дожидаются. Небольшие оттепели до минус 10–15 градусов регулярно случаются за неделю до праздника.

В декабре вечерами можно наблюдать полярные сияния. Описать эту неземную красоту невозможно, это надо увидеть своими глазами. Даже фотографии врут.

Новый Год! Ура!

В настоящее время это нерабочая первая декада января. И это небольшая катастрофа для северных городов. Выехать, как правило, не получается – дорого, все деньги копятся на лето. Остаётся только пить и слоняться из гостей в гости, потому как никаких лыж, коньков и санок быть не может. Над всем Севером устанавливается мощный морозный антициклон с температурами – 40°/–45°С. Были года и – 50°С. Тогда на восточных месторождениях региона в это время температура опускается до –57°С. Каникулы кончаются, люди выходят на работу, но на месторождениях работа стоит. Стоит транспорт. Минус 35°С – это предельная температура для стали, при более низких температурах она становится хрупкой, а тут минус 50! Жизнь замирает. Милиция из города не выпускает легковые автомобили, предупреждая случаи замерзания людей на трассе в машинах с заглохшими двигателями. И все равно мерзнут.

Весь январь стоят морозы. Но как-то в 94–м, на Новый Год, случилась оттепель, всё текло и всё изменялось, но продлилось это чудо чудное не долго, через три дня врезали морозы и восстановили status quo.

Февраль не облегчает жизни. Именно в феврале в 91-м году я отморозил себе в первый раз уши, когда приехал знакомиться с Севером. Именно в феврале в 98-м году я первый раз увидел на термометре – 50°С. Тогда полтинник стоял две недели кряду. На работу я ходил, одевая поверх костюма лыжный комбинезон и передвигаясь перебежками через два магазина. Бывало, идёшь по улице, ничего не видя, весь закутанный и замотанный, ещё и без очков – всё равно через них ничего не видно, стёкла у них сразу покрывались изморозью, а мимо тебя проплывают туманные фигуры. Не только ничего не видно, но и ничего не слышно, такое ощущение, что все звуки замёрзли. Кажется, что всё вымерло, и не будет конца и края этим морозам.


Но к концу февраля температура поднимается, и начинается ветер. Пока стоят морозы, ветра нет. Как только отпускает, начинается светопреставление. Юрка рассказывал, в сейсмопартиях вагончики устанавливают буквой «П», если человек выйдет по нужде, то в пурге не заблудится. Хотя случаев, как замерзали в трёх метрах от балков в феврале на Севере, сколько угодно, каждый год пополняется копилка страшных историй. Свистопляска будет продолжаться до марта, но иногда в конце февраля устанавливается замечательная солнечная погода, да такая, что днём на солнечных местах начинает таять снег. И это первое напоминание о том, что северная зима не бесконечна. Что и она закончится. И когда-то обязательно наступит пусть и короткое, пусть комариное, пусть дождливое, пусть холодное, но такое долгожданное лето.

Tags: Очень Крайний Север v.2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments