В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

СЕВЕРНЫЕ ИСТОРИИ. УВЕРТЮРА

Надумал в ЖЖ выложить свою книгу "Очень Крайний Север". Вторую версию. По главам. Буду выкладывать с переодичностью приблизительно раз в три дня. Сегодня и начну. Поехали.

Памяти старшего брата, Вячеслава, посвящается...


OUVERTURE

Юрка с детства мечтал стать космонавтом. Причём уже в раннем детстве он точно знал, что хотел бы быть не командиром космического корабля, а бортинженером, о чём свидетельствует его старенькая фотография в четыре года, где он запечатлён сидящим на полу с раскрытым журналом «Радио» и держащим в руках паяльник. Средний брат, смеясь, рассказывал, что, Юрка паял неплохие транзисторные приёмники, которые умещались в пластиковые мыльницы. Меньше тогда делали только японцы. Вы не верите? Зря! Многие, глядя на Юрку сегодня, верят. Хотя скажи ему об этом, он бы сам не поверил. По байкам среднего, эти приёмники он отдавал старшему брату – Ярославу, которому было восемнадцать лет, а тот своим друзьям и девушкам рассказывал, что он сам собрал их. Старший учился на радиофаке авиационного института.

К пяти годам Юрке надоело собирать приёмники и фотографироваться с паяльником, и он увлёкся чтением космической фантастики, которой в доме, стараниями старших братьев, было пруд пруди. Читал ему фантастику все тот же средний брат – Игорь. Наш герой любил слушать, когда ему читали вслух. Это были времена, когда американцы летали на Луну и весь мир, затаив дыхание, смотрел репортажи американских астронавтов. Про это ему брат тоже читал и даже показывал по телевизору «Рекорд».

Кстати, вы знаете, кто выиграл лунную гонку? Американцы? Ничего подобного! Им пришлось пять раз слетать туда, чтобы понять, что там нечего делать. Мы это поняли сразу и поэтому туда даже не полетели, хотя делали вид, что очень сильно собираемся. Американцы на этой авантюре потеряли двадцать пять миллиардов долларов тех денег. Потом мы их пытались соблазнить полётом на Марс, но случилась перестройка и никто никуда не полетел. Последний раз нам почти удалось подбить их на возврат на Луну, Джордж Буш был натурой увлекающийся, но не вовремя пришёл негр, простите, афроамериканец Обама и накрыл медным тазом мечты миллионов американцев о возобновлении Лунной экспансии.

Но вернёмся к Юркиной мечте.

Ясно видя конечную цель, оптимистично настроенный, он пошёл в школу. Космонавт должен быть грамотным! Ничего не предвещало катастрофы. Но с учёбой у него не задалось, и через год Юра случайно услышал такой разговор между учителями начальных классов: «Наверное, Юра Серов будет, как его старшие братья, отличником, и, как старший брат, получит золотую медаль», – говорила одна. «Нет! – отвечала его первая учительница. – Ему бы хоть говённую получить...» Осознав эту горькую правду жизни, он в мыслях простился со своей будущей звёздной карьерой. «Таких не берут в космонавты!»

Но в конце третьего класса его приняли в пионеры и тем вдохнули в него новые силы и надежды. Ведь пионерская дружина носила имя Андриана Николаева, космонавта номер три. И уже в пятом классе в сочинении на тему «Кем ты хочешь стать?» он написал: «Я хочу стать астробиологом». Юрке ещё в детстве до смерти надоели транзисторы, хотелось изучать живые объекты, разных инопланетных кошек и собак, а заодно и повстречаться с инопланетным разумом. Учитель русского языка впала в ступор. Она не читала «Туманность Андромеды» и не представляла себе не только инопланетный разум, но и вообще инопланетную жизнь. А Юрка твёрдо знал, что она есть и только ждёт того, чтобы он её изучил. С верой обретается сила и упорство. К седьмому классу он был отличником круглым, что, как говорится, аж катался. Всё складывалось, как нельзя лучше, но тут случилась новая беда – Юра, как это полагается «ботаникам», стал очкариком. Поскольку он ни разу не видел космонавтов в очках, то понял, что дорога в космос ему в очередной раз закрыта. Это была катастрофа. В очередной раз руки вяло расположились вдоль тела.

Но опять случилось чудо, Юрка с мамой поехал к старшему брату в Грузию, где тот служил офицером на измерительном пункте наземного комплекса управления космическими средствами. Там Юрка увидел офицеров в очках и понял, что именно сюда, сюда, в Космические войска, ему дорога! Пусть он сам не полетит в космос, зато он буду управлять космическими кораблями с Земли! И после окончания школы Юра, лишь только чуть посомневавшись, поступил в авиационный институт на радиотехнический факультет (опять транзисторы!). Именно студентам радиотеха на военной кафедре давали нужную для Юрки военную специальность – «Контрольно–Измерительные Системы Космических Средств».

Этот институт – кстати, он носил имя отца советской пилотируемой космонавтики академика С. П. Королёва – уже давно стал родным для его семьи. Институт закончили оба старших брата Юрки. Причём средний к моменту поступления Юрки в институт уже работал в Конструкторском Бюро, в котором разрабатывали и собирали спутники фоторазведки, а рядом был завод «Прогресс», где выпускали не только знаменитые моторные лодки «Прогресс», детские санки и сковородки, но и не менее знаменитые ракетоносители «Союз». Средний сразу пошёл в космическую отрасль. «Не я ли этому причина?» – думал про себя Юрка. Ведь именно он заставлял брата читать ему в детстве космическую фантастику, и это не могло не сказаться на личности брата.

Долго ли, коротко ли, через пять весёлых лет, вполне успешно заканчивая обучение в институте, Юрка написал рапорт на военной кафедре, в котором чётко означил своё желание служить Родине. И... получил отказ. Опять между Юрой и звёздами встали очки. Космические войска в то время были подчинены Ракетным Войскам Стратегического Назначения, а в РВСН был жёсткий ценз по зрению. Он написал ещё два рапорта, но добился только того, что, в конце концов, был вызван начальником военной кафедры – полковником Прониным, который популярно, так сказать, на пальцах, объяснил ему, что если Серов напишет ещё хоть один рапорт, то он положит свои погоны, но оставит Юру без диплома. На каждый его рапорт полковнику приходилось писать кучу отписок, и Юрка его уже задрал. В своей речи в эпитетах он не стеснялся, говорил образно и доходчиво, но потом замолчал, пожевал губы, почесал затылок и вдруг сказал: «Извини сынок. Я знаю, твой отец – офицер фронтовик. Я знаю, что твой старший брат служил в наших войсках. Но не могу я тебя туда отправить. Не могу!» Так Юрка опять остался на Земле.

Следующие три года он работал в родном институте в лаборатории, которая конструировала волоконно-оптические датчики перемещений для... всего лишь самолётов. Ожидалось, что в перспективе Юрка должен будет отучиться в аспирантуре, защитить кандидатскую, а потом, чем чёрт не шутит, и докторскую диссертации. Но грянули 90-е годы, и жить, а тем более содержать семью на институтскую зарплату, а Юрка женился еще на четвертом курсе, а на пятом родился сын, стало невозможно. К этому случились семейные неурядицы (пять лет после свадьбы, первый кризис), и старший брат позвал его на Север в поселок Северный... В Аэрокосмогеологическую партию, начальником которой был Герой Советского Союза, лётчик-космонавт… да собственно какая разница, какой космонавт, главное это был самый настоящий космонавт. Так Юрка познакомился с космонавтом! Пусть, он сам не стал космонавтом, но для него много значило, что он работает с космонавтом, и в поселке их партию называют... «космонавтами». И не только в специализированных кругах, но и «в народе».

Как-то в мае то ли 92-го, то ли 93-го полевая бригада Аэроксомогеологической партии поехала в одну из  сейсмопартий с целевой задачей провести подповерхностную радиолокацию некоторых участков сейсмических профилей... Опять же не будем вдаваться в подробности этой геофизической методики... Приехали они в сейсму уже поздно вечером на своём партийном уазике «буханке», заселились в балок, поужинали и легли спать. Почти весь состав партии уже съехал, оставалось буквально три человека. Одного из них наши парни видели при въезде на территорию партии, тот вывалился из двери вагончика, босой, по пояс голый, но с охотничьим ружьём, которое он пытался безуспешно переломить, чтобы вставить патроны. Пьян был в умат. Неспокойный оставался коллектив в партии, мятежный.

В 4 утра к ним без стука завалился водитель вездехода и зычным голосом потребовал: «Эй, космонавты, кто тут у вас командир?» Старшим в бригаде был Юркин брат – Ярослав, он и  отозвался, в том смысле, а какого кому надо в такую рань? «Пилоту своему разреши сгонять со мной до бабульки. Ракетного топлива купить надо». Полевое правило номер один гласит: хочешь иметь хорошие отношения – иди людям на встречу. И старшой махнул рукой: «Поезжайте». Через час они вернулись с трехлитровой банкой самогона и потом два часа «заправляли баки». По окончанию «заправки», Коля Незовибатько, так звали водителя вездехода ГАЗ–71, пришёл опять в балок с предложением отвезти бригаду на место работы. И повёз. По пути он целенаправленно попадал в снежницы. В мае на болотах Севера ещё лежит снег, но кругом уже куча протаек – снежниц. После каждого такого попадания он «строил» бригаду, те цепляли к гусеницам брёвна с крючьями и Коля, надрывно ревя двигателем вездехода, выползал из снежно–водяной ямы. На пятой или шестой снежнице один из аэрокосмогеологов – Николай Колганов, пообещал побить морду своему тёзке, если он ещё раз специально рюхнется в лужу. Незовибатько пытался было отбрехаться тем, что мол «ничо же не видно...». Но Колганов ему популярно объяснил, что он сам отработал десять лет на Полярном Урале и прекрасно всё видит, и никак не поймёт «гля чего (именно вот так, с тюменским выговором, не «для», а «гля») он всё это делает?». Водила внимательно посмотрел на Колю, потом на остальных, снял треух, почесал затылок и сказал: «Так вы же из Москвы вроде? Космонавты, говорили... Поучить хотел...»  Хороший был мужик Незавибатько, космогеологи с ним потом стали большими друзьями.

А Север для Юры Серова стал прямо-таки стартовой площадкой.

В 1994 году в Северном прошла выездная конференция ГИС–Ассоциации. К тому времени Юрка уже вплотную занялся геоинформационными системами и обработкой аэро и космических фотоснимков Земли. Прилетала конференция на летающей лаборатории Ту–154 Центра Подготовки Космонавтов. Во главе делегации ЦПК был человек-легенда, дважды Герой Советского Союза, лётчик-космонавт, генерал майор авиации, начальник Управления теоретической и научно-исследовательской подготовки Центра Подготовки Космонавтов имени Ю. А. Гагарина Владимир Александрович Джанибеков. Если набраться смелости и выбрать десять самых выдающихся космонавтов-астронавтов-тайконавтов Земли, то, наряду с Юрием Алексеевичем, Джоном Гленом, Нилом Армстронгом, Леонидом Леоновым, Валентиной Терешковой и Ян Ливеем, в этот список нужно будет обязательно включить и Владимира Джанибекова. Пять полётов. Ручные стыковки, разморозка и реанимация «мёртвой» орбитальной космической станции «Салют–7», полёты с женщиной, что само по себе подвиг, два международных полёта. Титан! Глыба! При этом художник и мечтатель. И, вот, он прилетел в Северный.

Руководство Аэрокосмогеологической партии (к тому времени собственный космонавт уже, как два года, уехал на Большую Землю), во что бы то ни стало, решило заручить к себе генерала Джанибекова и сопровождающих его лиц. И руководству это удалось. И Юрка… лично был представлен Владимиру Александровичу, как молодой и перспективный специалист по обработке аэрокосмических изображений. А через два года, уже работая в Северной Нефтяной Компании, он, в составе «сборной» Города, был приглашён в Центр Подготовки Космонавтов для обучения и получения второго высшего образования по специальности… никогда толком не выговоришь все эти названия специальностей. В мае 1997 года в Звёздным состоялась защита диплома, и «сборная» из рук В. А. Джанибекова получили сертификаты ЮНЕСКО и дипломы о втором высшем образовании.

Всё-таки Юрка побывал в Звёздном. Он даже учился в Центре Подготовки Космонавтов. Он почти достиг своей мечты. Если ты мечтаешь и веришь в свою мечту, то она тебя обязательно доконает. Но, конечно, это был не полёт в космос, это была только учёба.

В космос он чуть было не полетел в 2000 году. Во всяком случаи он так рассказывал.

Как-то Юрка пришел с работы домой, а жена, Галя, ему говорит: «Там на полке, возле телефона, лежит письмо из ЦПК, посмотри». Юра взял письмо, вскрыл, а там... Сердце у него лихорадочно забилось. «Что там?» – спрашивает Галя. Юра севшим голосом отвечает: «Приглашение в Центр Подготовки» – «Зачем?» – «У них в проекте одного из выпускников обязательно нужно отправить в космос. Пока мы учились, мы проходили медкомиссию. Я оказался готов» (к тому времени очки уже не были препоною к полёту, первый французский космонавт Жан-Лу Кретьен успешно слетал в очках в космос). – «Как готов? К чему?» – «К подготовке к полёту. Вот, приглашают на полгода на предполётную подготовку». Услышав это, из своей комнаты вышел сын Юры – Влад и, взяв из рук отца письмо, пробежал по строкам глазами и, улыбаясь, произнёс: «Всё, маменька, собираемся в Звёздный, сбывается папенькина мечта». Галя бессильно опустилась на стул. «И когда лететь?» – «Ну, подожди, нас троих отобрали, – начал оправдываться Юрка, – может, я ещё и не полечу... Одного надо будет выбрать. Хоть и лететь на Шаттле...». Услышав слово «Шаттл», супруга как-то оживилась и рванулась к письму...

Да, конечно, это было всего лишь приглашение на очередную конференцию... А, казалось, было всё так близко. Полотенцем по дурной голове Юрию, конечно, досталось, как и Владу, который просто подыграл отцу. Подвёл их «Шаттл», «Лучшее – враг хорошего». Надо было им сказать, что на «Союзе» Юра полетит. Глядишь, Галя начала бы укладывать чемоданы…

Прошло больше десять лет. Юра и теперь постоянно связан с космическими делами, часто в работе используются материалы космической фотосъёмки. И так, он всегда интересуется: что, кто, куда взлетел и с какой целью? И нет ему покоя ни светлым днём, ни тем более тёмной ночью...

Вот, пожалуй, и всё.

Хотя нет, ещё есть несколько фактов, подтверждающих, что всё было не просто так...

Зовут его Юрий.

Детский сад, в который ходил Юрка, назывался «Ракета».

Сын Влад после армии полгода проработал на заводе «Прогрессе», принимая участие в трансляции запусков кораблей «Союз».

В Северном он жил на улице Космонавтов.

И еще: во сне он до сих пор летает.

А теперь серьёзно.

Юра, действительно, с детства мечтал стать космонавтом. Наверное, родился в такое время. Наверное, но не только...

Он мечтал стать космонавтом даже тогда, когда узнал, КАКАЯ это работа.

Он, действительно, бредил звёздами и прочитал полмиллиона научно-фантастических книг о космических полётах. Кажется, он про них знает всё...

Он не стал космонавтом. Наверное, в другой жизни ему повезёт с этим больше.

Но он гордится тем, что живет в стране, которая дала миру Сергея Павловича Королёва и Юрия Алексеевича Гагарина.

Он гордится тем, что хоть немного, хоть только одним пальцем, но прикоснулся к чуду, имя которому – «Советская Космонавтика». И сделал     это, как ни странно, живя на Крайнем Севере и работая в Аэрокосмогеологии.

А во сне он, и правда, до сих пор летает. А ещё любит смотреть на звёздное небо, особенно в горах, где звезды крупные, как вишни, и яркие, как уличные фонари...

Tags: Очень Крайний Север v.2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments