В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

АЭРОТРУБА – ПЕРВЫЙ ОПЫТ

 Лешка приехал в отпуск. Приехал вместе со своей теперь уже немаленькой семьей, где главная теперь -  не Ариша, а Степан, которому нет еще и года. Поэтому Лешка сумел вырваться к нам на встречу только через три недели после прибытия.
Встречались мы втроем: Лешка, я и Сергей Чернов. Серега – еще один из птенцов гнезда НоябрьскАСУнефтЁва. Талантлив, умен, и чертовски интересен. Такой же, как мы с Лешкой, хотя, наверное, нет, интереснее… женщины его любят больше. Последние несколько лет наши встречи часто проходят, как это принято сегодня писать, именно в таком формате - втроем.

  Что меня больше всего поразило в этой встрече, за почти три часа общения мы практически ни разу не скатились на профессиональные разговоры. Причем у Лешки с Серегой это могло произойти запросто, у них много общего в специфике работы, не то, что у меня, геоинформационщика. Но! Говорили обо всем, но не говорили о работе. При том что я знаю, все мы свои работы любим. Выросли что ли мы? Или, наоборот, впали в детство?
 Говорили мы в основном про то, кто и куда ходил в горы, кто и куда нырнул с аквалангом, кто и где прыгал с парашютом. Последняя тема была хитовой, Серега стал заядлым парашютистом и за последние два года напрыгал 285 прыжков с крылом. Теперь он увлекается «свупом».
  Что это? Если обратиться к интернету, то свуп там описывается так:
  «Свуп — одна из молодых и экстремальных парашютных дисциплин. Основные действия спортсмены производят не высоко в небе, а у самой земли. Это быстрое снижение с высокими горизонтальными скоростями, при подходе к земле достигающими более 100 км/ч. Парашютист должен проявить мастерство высшего пилотажа в управлении куполом и выполнить задание при приземлении, например, на точность, на скорость, либо на дальность горизонтального полёта на высоте менее метра над поверхностью земли или водоёма. Такие задания могут сочетаться, и спортсменам выставляется комплексная судейская оценка. Для свупа используются парашюты с высокими лётными характеристиками».
  Не написано, что эти парашюты с очень и очень небольшой площадью, как говорит сам Серега - «носовые платки».
  Я видел в 2009, как они ЭТО делают. Захватывающее зрелище. Сначала откуда-то с небес, практически мгновенно, спускается парашютист, который в штопоре на сумасшедшей скорости приближается к земле. Потом он в какой-то, только ему известный, момент выравнивает парашют, в этой точке скорость у него может достигать 20-30 метров в секунду. Через мгновение он на сумасшедшей  скорости мчится буквально над землей, пролетая до ста метров, парашют при этом издает звук рвущейся ткани. Захватывающее  зрелище! Фееричное зрелище! Обалденное зрелище! Правда, Серега, говорит, что ПРЯМ ВОТ ТАК он еще пока не умеет. Думаю, скромничает.
  И вот, Серега с упоением рассказывал о том, как он свупирует, а потом вдруг спросил:
  - А вы в трубе летали?
  «Труба» - это аэротруба, аэродинамическая труба, развернутая вверх, где в набегающем воздушном потоке тренируются парашютисты. Сегодня умению правильно управлять своим телом в режиме свободного падения в парашютном спорте уделяется очень большое внимание, собственно, это умение позволяет парашютистам строить различные замысловатые фигуры в небе: звезды, кольца, буквы, например, «Х» или «Ж» или еще какую замысловатую букву, а главное, позволяет безопасно и уверенно себя чувствовать после выхода из самолета. Воздух - он только в спокойном состоянии не сопротивляется, а на скорости в 100 километров в час может серьезно покалечить. Не говоря уже про 150-200… В общем, падать надо уметь. Вот этому в «трубе» и учат.
 - …вы в трубе летали? – спросил Серега.
 - Нет, - хором ответили мы с Лешкой.
  -Тогда, буквально в понедельник, предлагаю попробовать. В 22-30.
   Я знал – я знал, если будет Лешка, то меня обязательно затащат на какое-нибудь издевательское мероприятие…  Без этого не обходится. А вообще, конечно, интересно… в тандеме я «лежал» на воздухе с 4500 до 1700 метров  целых 30 секунд. Мне понравилось.  Но то тандем, и всего полминуты… Поэтому я подумал, вздохнул и согласился.
  В понедельник выяснилось, что Леши не будет, у него разболелась семья, и он взял «открепительный талон». Серега списался со мной с вопросом: «А ты?», причем с явным подтекстом «И ты тоже?».  Я отвечал уклончиво, в том смысле, что пока не ясно, как еще сложится жизнь в этот день, но майку, тренировочные штаны, кроссовки и памперсы я на работу привез (ехать в конце рабочего дня в Долгопрудный, а потом сразу мчаться в Крылатское, где расположен «Летариум», не было никакого смысла).
  Вечер мы провели с Котом (Игорем Котенковым, моим самым большим Эльбрусским другом, 187 см) в «Бобрах и Утках». Он мне рассказывал, как они в этот раз поднялись на Эльбрус. Примечательна была романтическая история: с ними ходила пара, которая уже давно жила гражданским браком, но официальный брак у них был не зарегистрирован, и вот молодой человек на Горе просил у своей любимой руки и сердца, и вручил ей кольцо… Обычно девушки, когда им такое рассказывают, закатывают глаза и протяжно поют: «Вау-у-у-у-у…» Нам, суровым мужчинам, - это не к лицу, поэтому, сухо отметив, что да, интересно, мы перешли к обсуждению их грядущего восхождения на пик Ленина.
  Пока мы сидели в кафе, за окном, не переставая, нахлестывал дождь. День какой-то в Москве выпал редкий, все лето лило, а тут стало лить, просто как из ведра, и еще все это сопровождалось световыми и звуковыми эффектами. По улице, как по реке, проплывали беспомощные автомобили, но при этом, не забывая, окатывать с головой одиноких пугливых прохожих с совершенно ненужными зонтиками. Ветер и, проплывающие мимо на скорости, автомобили все равно доводили до логического конца  мокрое дело дождя. Глядя на все это безобразие, я все никак не мог решиться - ехать или не ехать…  Ехать или нет… Я про себя попытался представить, как я буду добираться от метро «Молодежная» до «Летариума», и не представил. Потому что реки, и потому что озера… Но полетать в трубе… Любопытство взяло верх, и я вызвал такси.
 С Пятницкой до Гребного Канала мы «доплыли» минут за сорок. В 21-50 я был уже возле «Летариума», где встретился с только что подъехавшим Серегой. Он привез с собой трех женщин, которые возгорелись желанием полетать в трубе. Две из них - его сотрудницы, а одна, совсем молоденькая - дочь одной из этих  сотрудниц. Маму зовут Татьяной, дочку – Соней, третья представилась Марией.
  Серега провел в здание, где нас встретили приветливые мальчики и девочки. В центральной комнате на втором этаже располагалась полетная зона, она действительно выглядела, как прозрачная пластиковая труба, в которой, когда мы вошли, уже  летали люди.
 Далее все как обычно:
  - переодевание в комбинезон и шлем, с предварительным снятием браслетов-колец-цепочек;
  - краткая инструкция с рекомендациями, как нужно себя держать в «полете»;
  - и объяснениями знаков, которыми инструктор будет управлять нами, потому как в трубе ничего не слышно, кроме рева турбины, но и он приглушен, так как в ушах у нас уже вставлены беруши. В общем: «А?!!! Что?!!! Говорите громче – все равно ничего не слышу!!!»
  Летать будем по две с половиной минуты, по очереди, причем Серега будет летать через каждые два человека. Он отлетает двадцать минут, остальные по десять. Мы вошли в переходной отсек, инструктор зашел в трубу и позвал с собой первую «жертву». Первая была молоденькая Соня.
Когда ничего не делаешь и сидишь на диване, то кажется: что вот так вот «лечь» на воздух  - просто, и не составляет никакого труда… Однако, каждое ваше непроизвольное шевеление пальцами рук, да что говорить, даже пальцами ног, хоть они и в кроссовках,  приводит к тому, что вы, находясь в постоянно неустойчивом положении, можете непроизвольно «свалиться» с потока и лечь на пол, правда, там достаточно пружинистая решетка. Соня в первый свой заход держалась как-то не очень уверенно, и в результате таки свалилась с потока, но инструктор ей не дал упасть, и, в конце концов, живую и невредимую вытолкнул к двери.
  Следом летала ее мама. Татьяна была спокойна и собрана. Она практически сразу правильно «легла» на поток и дальше у нее не было проблем.
Серега не занимался нашими детскими шалостями, он отрабатывал  зависания в вертикальном положении, в частности на голове. Понятно, что скорость для этого в трубе поднимается как минимум в два раза. Вообще, на них с инструктором было приятно посмотреть, они кувыркались в трубе, как два молодых ворона - оба в черных костюмах, черных шлемах, расставив в сторону согнутые к низу руки – крылья.
  После Сергея полетела наша третья девушка - Мария, держалась она неуверенно, была, как обычно говорят,  «деревянной» и инструктору так и не удалось ее «положить» на поток. Две с половиной минуты прошли, дверь автоматически открылась из трубы, девушку подтолкнули к выходу, и ее место занял ваш покорный слуга.
  Что вам сказать?.. Да, это трудно! Сергей, чтобы летать, почти как птица, тренировался с октября, то есть девять месяцев. У меня же в первый раз получалось плохо, причем было ощущение, что и через девять месяцев лучше не будет. Я, как мне потом объяснили, гнулся не в пояснице, а просто поднимал грудь, и у меня неправильно тянулись руки, да и ноги тоже, а был бы хвост, я бы и хвост вытянул неправильно… В общем, работать и работать…
  После меня был опять Сергей, и все закрутилось в такой последовательности.
  Мама летала все успешнее, дочь, преодолев первое волнение, «догоняла» ее в мастерстве  - сильная штука гены, Маша только к третьему разу сумела несколько совладать с собой и «лечь» на поток, я же, видимо, постоянно повторял свои ошибки - хорошо бы было, если бы кто сказал, но там это сделать невозможно. Сергей продолжал кувыркаться в потоке с инструктором.
  На четвертый заход инструктор Татьяну  и Соню «покатал» в трубе. Он захватывал руку и ногу ученицы и, регулируя своим телом парусность, начинал вращать ее в горизонтальной плоскости, при этом совершая подъемы и снижения. Я такого танца не заслужил, нужно правильно гнуть ноги и разгибать руки, и не только.
  По результату полетов болело все тело, было ощущение, что я прошел достаточно жесткий спаринг с противником, который не особо меня жалел. Интересно, что будет завтра? Но завтра, это завтра, а сегодня было великолепное настроение, бодрость духа и веселость во всех членах организма. В целом, было такое ощущение, которое обычно описывается словом «круто!». Серега предложил записать телефон инструктора и еще раз с ним договориться на полеты, но приехало мое такси, и я умчался его ловить, пока оно не уплыло…
***
  Теперь итоги… Поеду ли я еще раз полетать в трубе? Не знаю. Возможно. Просто так тратить деньги – три тысячи за десять минут – я не вижу особого смысла. Тренироваться нужно для того, чтобы научиться правильно себя держать в воздухе во время прыжка с парашютом. А буду ли я прыгать, очень большой вопрос. Желание есть, но… сами понимаете, чего объяснять.
Но один раз попробовать аэротрубу советую всем. Самое ценное, что мы собираем по жизни, конечно же, не деньги и украшения, это знают даже дети. Я скажу кощунственную мысль:   и не знания из учебников и книг самое главное жизненное приобретение. Самое ценное - это ОПЫТ. И у меня есть подозрение, что именно он – опыт, будет интересен Тому, Кто нас создал по Своему Образу и Подобию. А ради этого, я думаю, сделать можно многое!
  А эта фотка вам напоследок, она не моя, и кошка не моя, но похожа на тех, кто первый раз в аэротрубе, хотя кот для первого раза «лежит» очень технично.
PS К сожалению фотографий мы в Летариуме не делали, поэтому я воспользовался фотографиями размещенными в Интернете, за что прошу у авторов пардону. Проект не комерческий и личной выгоде с этого не имею...
Tags: Алексей Монастырный, Летариум, Сергей Чернов, парашюты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments