В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ ПОСВЯЩАЕТСЯ...

«История, в некотором смысле, есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности: скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущему»
Н.М. Карамзин
Я хорошо помню эту старую черно-белую фотографию. Батя сидит на стуле в парадной форме с медалями на груди, а я стою рядом с пальцем в носу. Мне шестой год, на голове у меня отцовская белая офицерская морская фуражка, когда-то он служил в береговой артиллерии. Эта фотография чем-то похожа на отражение в зеркале. Это 9 Мая 1970 года. 25 лет Победы.
В этом году мы все будем отмечать 70 лет Великой Победы. Давно нет в живых отца, и фронтовиков мы считаем по пальцам. Да что там фронтовиков, скоро мы будем считать по пальцам их детей. Я один из них. Возможно, поэтому 9 Мая для меня Самый Большой Праздник. Да, вот так: все слова с заглавной буквы. Он для меня всегда был таким.

Ушло в небытие 7 Ноября, как-то затерлось 1 Мая (теперь скорее оно ассоциируется с общими Майскими праздниками, где День Победы - главный праздник), и Новый год уже как-то не особо впечатляет. Появились и стали праздноваться на государственном уровне замечательные, очень значимые и чтимые религиозные праздники. Но я дитя той эпохи, а потому Самый Большой Праздник для меня один - День Победы.
Недавно смотрел телевизор, показывали черно-белую кинохронику, вы знаете ее, на ней наши солдаты в победном восторге танцуют на площади у Бранденбургских ворот 2-го мая 45-го. Смотрел и вспоминал, как мы в разные годы отмечали этот Праздник.
Первый Праздник, который я помню, это тот самый 1970 год. 25 лет Победы. В нашем небольшом городке проходил парад, отец принимал в нем участие, кажется, даже нес Знамя. Потом мы семьей собрались за столом, кажется, к нам приехали кто-то из нашей многочисленной деревенской родни. Взрослые выпивали, наливали нам лимонад, все смотрели телевизор, а мама плакала, в апреле 45-го в Австрии погиб ее родной брат, а батя… батя тогда не плакал, батя тогда был – кремень!
Следующие Праздники семидесятых в памяти у меня собираются из фрагментов годовщин разных лет.
Вот старший брат марширует по пирсу -  у нас в семье была моторная лодка, - он только что вернулся с военных сборов и спешит представиться отцу по случаю присвоения офицерского звания - лейтенант. Это 73-й.
Вот к нам в гости приезжают сваты - родители жены старшего брата, - и мама, наготовив окрошки, первой весенней окрошки с молодым зеленым лучком, угощает их, а батя наливает свату холодной водки. Сам отец уже почти не пьет. Он попал в аварию и у него частично парализована левая сторона. Это его вторая контузия, первая была там, в далеком 44-м. Ему трудно ходить, и постоянно болит голова, но он по-прежнему даже не мыслит лить слезы на Праздник. Он шутит, рассказывает анекдоты, смеется. Выраженные эмоции проявляются только тогда, когда в 18-00 по Московскому времени в Стране объявляют Минуту молчания. В эту Минуту батя стискивает зубы так, что у него белеют скулы, но не более. Они были крепкие мужики, эти фронтовики.
 На 35-ю годовщину Великой Победы большого парада в нашем маленьком городке не было. Был школьный конкурс строевой песни на центральной городской площади, в котором я со своей школой принимал участие. По сути это был детский парад. Тогда мы из 18 школ участниц парада заняли 2 место. Это была наша победа. Этой победе очень радовались в моей семье, особенно радовался отец.
 В 1986 году я, уже взрослый человек, оканчивая институт, 9 мая на институтских военных сборах в ракетной части в г. Острове Псковской области принял военную присягу Союзу Советских Социалистических Республик. Я стоял перед строем своих однокашников, правой рукой держа автомат, в левой красную папку, с которой зачитывал слова присяги. Присяги стране, которой не станет через пять лет. Кто бы мог тогда об этом подумать?
Но пока страна еще была жива, в 89 году к нам в гости из Казахстана приехал однополчанин отца, его командир отделения. Я, как ошпаренный, бегал по городу, пытаясь найти хотя бы одну бутылку водки, такое ведь дело – встреча однополчан, а тут, на тебе! антиалкогольный закон. Выручила меня моя теща, она тайком сунула мне бутылку самогона.
Мужики сидели на кухне совсем по чуть-чуть выпивали, почти не закусывая, а батин командир рассказывал-рассказывал-рассказывал -  отец мне никогда не рассказывал про войну, -  и все время переспрашивал отца: «А ты, Пашка, помнишь?» Отец рассеянно улыбался, качал головой из стороны в сторону. Он ничего не помнил. Ни-че-го. Наверное, так война пощадила его. Зато я узнал столь-ко! Впору было подставить голову под ледяную струю воды, и остужать мой перегревшийся мозг, который отказывался верить в то, что все это было с моим отцом, и было ему тогда всего двадцать лет. Родственники не бывают Героями. Ведь Герои не могут жить просто рядом с тобой, есть, пить, спать, ходить в туалет… Герои - они… герои!
 Потом начались 90-е. Они так измотали Страну, что многие стали забывать Праздник. «9 мая? Что такое 9 мая?» Тогда начиналось страшное, наши дети перестали изучать свою историю. Парады не проводились, а в магазинных очередях за немецкой колбасой на Праздник стали возникать разговоры, что де надо было сдаться Гитлеру-то, может быть, тогда бы мы жили лучше. И кто-то в этой очереди не выдерживал и давал пораженцам в морду. Только Страна все равно умирала.
 Но в 95 году все вдруг очнулись и решили с размахом отметить 50-летие Победы. Тогда в Москву приехали: президент США Клинтон, премьер-министр Великобритании Мейджор, президент Франции Миттеран, приехал даже канцлер ФРГ Коль, хотя долго этому противился, у канцлера на той войне погиб родной брат, его можно было понять. Но все же он собрал свою волю в кулак и приехал. Настоящий мужик, не чета сегодняшнему руководству Германии. В том же 95-м я впервые увидел плачущего отца. Он плакал на Праздник, ведь Страны, за которую он воевал, несмотря на грандиозные масштабы празднования, практически не было. Ельцин тогда всем фронтовикам вручил по Ордену Отечественной Войны и присвоил очередное воинское звание. Так батя стал подполковником. Вот только, когда пришло батино время, и средний брат бегал оформлял похоронные бумаги по военкоматам, там сказали, что все эти присвоения – туфта, и…  В общем, схоронили мы его майором, для нас-то это не имело ни какого значения.
 И все-таки после 95-го традиция праздновать, проводить парады и устраивать салюты на 9 мая вернулась в нашу жизнь. В 97-м я попал на парад в Центре Подготовки Космонавтов в Звездном. Вы видели марширующих в парадном строю космонавтов? Я видел! Впрочем, в Звездном всегда проводились парады на День Победы, люди-то военные.
  В 99-м мы в семье впервые на Праздник разместили над столом фотографию дядьки, брата мамы, того самого, что погиб 9 апреля 1945 года в Австрии. В 2001-м к фотографии дядьки прибавилась фотография отца, а потом обе фотографии перекочевали на стену в комнату, да так там и остались, теперь они и в новой квартире всегда с нами.
  А весной 2003 года у нас в Ноябрьске подобралась интересная творческая группа. Мы сами, написав сценарий на военную тему и поставив спектакль, сыграли его у себя 7-го мая в конференц-зале «НоябрьскАСУнефть». Игра в этом спектакле меня так проняла, что я во время действия, чуть было не потерял сознание, а рядом на сцене плакали девчонки, и в зале плакали женщины. Наши российские женщины вообще самые отзывчивые и добросердечные в мире, в тот момент они до слез жалели даже немецкого офицера, которого играл я.
  Ноябрьск всегда отмечал Праздник. На 9 Мая все предприятия города собирались на возложение венков к Вечному Огню, какая бы ни была погода в тот день: снег, жара, пурга. Колонны предприятий, школ, администрации города с самого утра тянулись с венками, флагами, цветами по центральным улицам. Народ в Ноябрьске всегда шел на Праздник к Вечному Огню. А потом все ехали на первые проталины, жарили шашлыки и поднимали фронтовые сто грамм за Победу.
  В 2007 году я уехал с Севера. А в мае 2008 года впервые увидел воздушный парад над Москвой. Наблюдая за пролетом красивых мощных машин, я вдруг с надеждой почувствовал – а страна-то возрождается! Трудно, медленно, но возрождается, и мы потихоньку возвращаемся в сознание, вновь обретая силу. И с этой силой заново приходит осознание себя как великого народа, как народа победителя, народа, поставившего точку в той страшной мировой бойне.
  Говорят, что война не закончится, пока не будет предан земле последний убитый на ней солдат. Я бы добавил: и пока родные не узнают, где лежат их герои. В прошлом году на Майские, мы, наконец-то, добрались до братской могилы, в которой похоронен дядька. Через 69 лет мы, наконец-то, добрались до далекой Штирии. И до Берлина.
  Мы находим мертвых, но теряем живых, мы уже по пальцам считаем оставшихся фронтовиков. И скоро мы по пальцам начнем считать их детей. 70 лет назад окончилась война. Я закрываю глаза и представляю, что лет через тридцать, на 100-летие Победы, маленький мальчик в форменной не по размеру фуражке, так же как когда-то я, будет стоять возле своего отца, вот только у отца не будут прострелены ноги и не будет контужена голова.
Мне раньше искренне казалось,
Что бате много жить осталось,
Но уж который День Победы
Мы отмечаем без него.
Петр Давыдов «Подряд уходят ветераны»
Tags: День Победы, Лаврусь Вячеслав, Лаврусь Павел Васильевич, Смольков Виктор Иванович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments