В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

КАК ЭТО БЫЛО - 6. НАЧАЛО



«...Об этом хватит; перейдем к другому;
Ты помнишь ли, как это было все?»
Гамлет, Шекспир, Акт V, Сцена 2
- Здравствуй, княгиня, - в светлицу вошел коренастый, еще нестарый мужчина,  просто, но опрятно одетый,  с круглым крупным лицом, курносым носом, большими вислыми усами и гладко выбритой головой, с которой на левую сторону свисал оселедец.
- И ты будь здоров, князь, – тихий голос княгини слышался с лежанки в углу светлицы, над лежанкой висела икона с темным ликом и горела лампада.
- Захворала никак? – князь присел на топчан и огляделся. Тут никогда, сколько он себя помнил, ничего не менялось: махонькие окошки, лежанка, медвежьи шкуры на ней, пара топчанов, оленья шкура, брошенная к ногам. Аскетично живет старая княгиня. Как велит ей ее грозный Бог, это Он взирает на всех в светлице с потемневшей иконы.

- Да и то не железная, князь, - княгиня попыталась повернуться поудобнее, но только негромко ойкнула, видимо, уже не было для нее такого положения «поудобнее». – Как поход?
- Остались проблемы, - князь привстал и попытался приподнять княгиню и подложить шубу, чтобы ей удобнее было говорить, - решать надо.
- Они и тут проблемы, - княгиня наконец-то умастилась. - Да ты садись-садись. Мне уже никак не будет удобнее. Восьмой десяток …
- Ты еще хорошо выглядишь, мать.
- Врешь ты всё, Святослав! Да и не мать я тебе, знаешь же.
- Ты мне мать, княгиня Ольга. Я своей матери не помню, а потому хоть ты мне и бабка, ты мне всегда заместо матери родной была.
- Что верно, то верно… - княгиня Ольга закрыла глаза и замолчала, через минуту Святославу показалось, что она задремала, и он, было, приподнялся к ней, но она тут же слабо встрепенулась и открыла глаза: -  Что с печенегами делать станем? Совсем покоя от них нет.
- А-а-а… Мелочь пузатая! Один шум от них. Чуть мы появились с дружиной, они снялись и ушли в Степь. «Айда-айда» - передразнил их Святослав.
- Вернутся…
- Вернутся, снова выгоним.
- Если успеешь. В этот раз успел «быстрый пардус». А то бы вернулся, а Киева-то нет! И нас выкупать пришлось бы. Княжичи-то еще молоды оборонять Город… Что делать думаешь?
- Думаю вернуться… в Болгарию. Да и знаешь ты! Не любо мне здесь!
-Знаю-знаю. Только тебе, беспокойному, везде будет не любо! Что здесь, что в Болгарии… А за Город кто отвечать будет? Кто за Путь отвечать будет? Кто купцам ромейским и варяжским охрану учинять станет? А кто дань собирать будет? Древляне вон опять так и смотрят, как бы с кем сговориться. И новгородцы туда же.
- Древлянам Олега посажу. Пусть умкнутся. А в Новгород…
- Владимира. Владимира сажай в Новгород. Дядька там у него. Добрыня. Добрыня и поможет ему.
- Ты же знаешь, Добрыня Киев ненавидит.
- Нечтό… Сегодня ненавидит, а завтра полюбит. У него кроме Владимира все равно ни одной родной души во всем белом свете нету, как мать княжича Малуша-то померла…
- Померла ли, все спросить хотел?
- Померла – померла… Или все равно, что померла, – княгиня слабо подняла руку и так же слабо перекрестилась. – Я тебя в который раз спросить хочу, ты креститься не надумал, варвар?
- Мать, угомонись!  Мои варяги в дружине надо мной потешаться станут. Да и не положено вам, христианам, воевать-то! – князь с улыбкой развел руками.
- А ромеи как воюют? – Ольга махнула рукой на Святослава. – Когда в поход собираешься?
- Думал завтра выступать, - смущенно, предвидя реакцию княгини, тихо сказал князь.
- Вот что, князь! Ты же видишь — я больна, и хочешь уйти от меня? Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь. [1] – Княгиня с обидой отвернула голову. - Я тебя не задержу долго. А сейчас ступай, позже придешь. Владимира ко мне пришли.
- Балуешь ты его, княгиня! – Святослав поднялся. – Небось, с Ярополком или Олегом ты так-то не возишься. Чего тебе этот ублюдок запал? Он же внук врага твоего – Мала.
- Э-э-э-э-э… дурень ты,  Святослав! – Ольга повернулась опять к внуку. - Воин ты хороший, а князь никакой. Объединяя друзей и врагов, можно править миром, как базилевсы ромейские делают. А ты все: «Иду на вы!»… Хазар разбил, а они хоть чуть печенегов сдерживали, нет бы помог им… Иди уже! Глаза б мои на тебя не глядели.
Святослав, было, хотел что-то возразить, но только недовольно крякнул, сдвинул брови, развернулся и вышел из светлицы, громко хлопнув за собой дверью.
Да-а-а-а. Не о таком внуке мечтала Ольга. Всю дорогу ей попадаются бестолковые мужчины. Как отец умер, так все приходится самой. То с Иварем, то с Игорем, теперь со Святославом. «Не успеваю! - подумала княгиня. – Совсем не успеваю сделать, что отец завещал»
В дверь тихо поскреблись, и сердце у Ольги сладко сжалось. Любимый правнук, сын Малуши, внук ненавистного древлянского князя Мала. Мала чьим приказом был убит единственный сын – князь Игорь, и который сам был убит по ее приказу, заживо изжаренный в бане. Ох… грехи наши тяжкие… А как по другому управлять? Добром? Добром - живьем съедят! Ох, грехи… - Княгиня перекрестилась, а в дверь все скреблись. Дети за отцов не ответчики.
- Да входи уже, входи, красно солнышко, - негромко позвала Владимира Ольга.
В дверь бочком вошел румяный, кудрявый подросток, с чистым красивым лицом, но с синяком под глазом.
- Это кто же тебя так уделал? – подслеповато прищурилась княгиня, - опять с Яриком подрался?
Княжич кивнул и присел к прабабке на лежанку.
- Задирается?
- Он меня опять рабом обозвал! – надул красивые, сочные девичьи губы Владимир.
- Ну, наверное, может. Ты же знаешь, мать твоя, Малуша, рабыней считалась, хоть и была древлянской княжной. Последнее - главное! – княгиня притянула княжича к себе на грудь. – А еще главное, что это ты будешь Князем Киевским!
- Я?! – отстранился Владимир. – Да как же я-то? И Ярик старше, и Олег. Не-е-е-е, братья не пустят.
- А ты их и спрашивать не будешь! Ты вот послушай, деточка. Послушай. Я все сама хотела устроить, да видимо, не успеваю, времени у меня уже нет. Сядь поудобнее, послушай, что тебе бабушка расскажет, - княжич снял лапти, размотал онучи и забрался с ногами на лежанку к бабке, как он часто делал.
- Запомни, Владимир, - Ольга взяла правнука за руку, - здесь уже все позабыли, но ты запомни, ты - потомственный датский ярл, то есть варяжский князь.
- Я?- княжич дернулся, привстал и испуганно огляделся по сторонам, - а Ярик?
- И Ярик. И Олег, и отец твой. И Игорь, дед твой. – Ольга на мгновение задумалась, как бы пытаясь подобрать слова. - Все началось давно. Больше ста лет назад, в Дании. Был в Ютландии доблестный конунг Рорик [2]. Много земель он прошел, воевал с потомками Карла Великого, служил им, пока не получил себе во владения Фризию. Только был он неспокойного характера, вот ровно как твой отец, все не сиделось ему на месте, а потому он отправился со своей дружиной в Гунналанд, в город Хольмгард. Знаешь ты такой город?
Владимир яростно замотал головой.
- Знаешь. Так варяги Новгород называли. У словены, что проживали в тех местах, обычай был приглашать на княженье заморских конунгов. Вот Рорик и решил воспользоваться случаем и объявиться приглашенным, предыдущий-то князь новгородский умер.
- А кто был тот князь?
- Тот-то? Да кто ж его знает. Никто, наверное, уже и не вспомнит. Вадим там был какой-то. Да и бог с ним, не в нем дело. А дело в том, что именно Рорик пришел со своей дружиной в Новгород. И сел править. Места там были куда богаче, чем та Фризия. Через Новгород шла торговля из Варягов в Греки и из Греков в Варяги. Из Константинополя в Европу и обратно. Только и обкладывай данью торговцев, а взамен обеспечивай им охрану. Дружинников своих Рорик рассадил по разным городам. И в Киев он посадил своих людей: Аскольда и Дира.  Только недолго правил Рорик, вызвали его во Фризию. А вместо себя он оставил старшего дружинника и своего сродственника Одда по прозвищу Хельга [3]. Сам Рорик-то уже не вернулся: сначала дела задержали, а потом и вовсе помер. Но перед смертью он успел выдать замуж свою дочь Геруту за ярла Ютландии Ховерндила. Ты слушаешь меня, княжич, запоминаешь?
- Да, - встрепенулся Владимир, который, было, совсем задремал ото всех этих Ховерндилов, ярлов и Хольмгардов, - да, бабуля.
- Это важно. Запоминай! У них, у Геруты и Ховерндила, родился сын – Иварь. И все бы у них было хорошо, да только Фенги, брат Ховерндила, раззавидовался и убил своего брата.
- Как убил? – окончательно проснулся от такого поворота в рассказе княжич.
- А пока он спал, тот ему влил в ухо яд.
- В ухо! – ужаснулся Владимир.
- В ухо. Ужас как мучался ярл… А потом этот Фенги, став ярлом Ютландии, силой заставил выйти за него замуж Геруту. Всё это видел Иварь, и хоть ему было столько же, сколько тебе, он поклялся отомстить [4].
- Я бы тоже отомстил, если бы кто-то убил моего отца! – решительно заявил княжич.
- А как же. За родича надо мстить, хотя Христос говорит, что это грех, - Ольга опять перекрестилась.
- Так вот, решил Иварь отомстить своему дяде. А как это сделаешь? Дядя сам понимал, что Иварь постарается отомстить, и поэтому поручил следить за ним и при случае убить его самого. Тогда молодой ярл притворился безумцом. Стал отвечать невпопад, катался по полу, в общем, все уверились, что наследник от горя сошел с ума. Притворялся он так не один год, и к нему, сумасшедшему, так привыкли, что даже забыли его настоящее имя, так и стали звать: Гамлет.
- Почему Гамлет?
- "Гамлет" по-варяжски - "безумный", "сумасшедший".
- И мама звала?
- И мама.
Владимир пошевелил своими пухлыми губами, как бы пробуя на вкус имя своего предка:
- И молодой княжич убил дядю?
- Убил. Только прежде прошло еще несколько лет. В конце концов, после того как его неоднократно пытались выследить, а он хитро подстраивал смерти тех, кто это делал, он однажды на пиру заколол своего дядю мечем и, боясь мести других родственников, бежал. Думаю, про это варяги или саксы, он ездил в Британию, еще сложат, а может уже сложили, не одну сагу [5]. И как ты думаешь, куда он бежал?
- В Новгород!
- Правильно, Влад! – бабка опять притянула к себе княжича и потрепала его кудри. «Смотри, как  быстро он вычислил, куда мог бы бежать Иварь, а ведь тот сам говорил, думал долго…»
- Бежал он в Новгород к Одду Хельге. К тому времени  славены, перепутав имена и прозвища Одда, называли его Вещий Олег, - Хельг по-варяжски «священный», - и почитали его за князя. Олег сильно обрадовался внуку Рорика, он-то всего лишь на всего старший дружинник, а тут настоящий, кровный наследник явился. А по такому делу он решил расширить владения и захватить Киев, Аскольд к тому времени стал в Киеве полновластным князем, и своей глупостью и недальновидностью только мешал торговле, больно большой налог брал с купцов. Но прежде Олег решил еще раз породниться с потомком Рорика, и выдал за него свою дочь Ольгу.
- Тебя, бабуль! – догадался Владимир.
- Меня, Влад. К несчастью Иварь долго не прожил, болезни доконали его, да и отца в скорости не стало. Он успел только сесть в Киеве и заключить торговый договор с ромеями-греками, и тут его отравила наложница греческая – змея подколодная.
- То же яд в ухо влила? – ужаснулся Владимир.
- Да, нет. В этот раз все проще. Отец вернулся с охоты и выпил кваса, который подала эта… К вечеру он весь распух… а к утру помер. Мешался Вещий Олег ромейским базелевсам. И  осталась я одна на княжении с малолетним сыном Игорем, твоим будущим дедом, - княгиня тихонько подвсхлипнула и утерла слезу. - Что делать? Как быть? Это потом надоумили люди умные, чтобы я крестилась в веру Христову. Бог-то силы мне и  дал пережить те времена, - княгиня на время замолчала, переводя дух. - А потом Игорь вырос и женился на Прекрасе. Не послушал меня. А потом у них твой отец родился – Святослав. А потом Игорь два раза ходил на Константинополь, потому что греки не желали продлевать Олегов торговый договор. В первый раз неудачно, а во второй понабрал с собой и варягов и печенегов. Договор-то возобновили и добычу взяли, только была она мала, с печенегами и варягами князь расплатиться, а со своей дружиной не смог. Та дружина и подбила его на поход на древлянские земли в Искоростень, а его там и убили древляне. А дальше ты знаешь.
- Да, да, ты мне рассказывала, как ты мстила за князя. «И, склонившись к яме, спросила их Ольга: „Хороша ли вам честь?». Они же ответили: „Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их» [1]. А ты их правда засыпала живьем?
- Правда, внучек, правда. Не за князя мстила, не за сына, не за смерть его. За непослушание наказывала. Потому и древлянского князя Мала приговорила… - княгиня пошамкала губами, - второго твоего деда. На Руси должна быть одна голова – Киевский Князь! И как он скажет, так тому и быть. Ты понял меня, княжич?
- Понял бабуль, - серьезно кивнул Владимир.
- К чему я тебе это рассказываю?.. Что-то зябко мне, - заворошилась княгиня, - пойди дверь поплотнее прикрой, а то дует, да ляг рядом со мной, как ты в детстве лежал. Да не стесняйся, никто не увидит…
Княжич босиком метнулся к двери, прикрыл ее и шмыгнул под бабкину шкуру. Ничего он не стеснялся.
- Так вот. Нынче с отцом твоим говорила, - продолжила Ольга, - думает он вас сажать в разные города. Ярополка в Киев, пока самого не будет, Олега в Овруч к древлянам, а тебя, я уговорила, в Новгород. Думаю, отец твой долго не задержится за мной. Молчи! – княгиня легко придавила ворохнувшегося Владимира. -  Мое время на исходе. А за Святославом, отцом твоим,  чую, смерть от поганых печенегов придет. И тогда начнется на Руси великий разор. Ярополк захочет всем сам володеть. И вам с Олегом тогда несдобровать. Олег пусть сам разбирается, не по сердцу мне этот Святославович, хоть и законный он. И имя у него, как у меня.  Но он пусть сам. А тебе надо будет поберечься… - Ольга наклонилась и зашептала в самое ухо Владимира. –  Теперь слушай! Внимательно слушай! В Новгороде во всем слушайся дядьку своего, Добрыню, знаю, будет он тебе добрым советником, мужик он умный, в отца. Если вы вдруг почуете опасность из Киева, от Ярополка, тогда бегите в Данию. К конунгу Харальду. Он хоть и не Скъёльдунг, как твой пращур Рорик, но все же не чужой, должен будет помочь. Особо, если ты ему пообещаешь крестить Русь. А ты, как вернешься, будешь крестить Русь, дитятко! На Руси обязательно должен быть единый князь, но и единый Бог нужен ей, без этого не обойтись. Все ли понял, красно солнышко мое?
Княжич повернулся к бабке и прижался к ней.
- Страшно? – Ольга гладила по спине княжича, - страшно, и мне страшно… Ну, всё… теперь ступай.  Ступай! – и она легонько оттолкнула Владимира.
- Служку кликни.  А то что-то в груди сдавило, - уже вслед попросила Ольга. Владимир обернулся к княгине. Та бледная лежала с закрытыми глазами, а по ее щеке текла мутная старческая слеза.
К ночи княгине сделалось совсем худо, а через два дня она выполнила свое обещание, данное Святославу, не держать его долго в Киеве - княгиня Ольга, в крещении Елена, преставилась.
Через полгода Владимир, с приехавшим за ним дядькой  Добрыней, уезжал в Новгород на княжение. Уезжал еще совсем мальчишка. Напуганный смертью прабабки, единственного близкого ему человека, прабабки, которая казалась вечной. Напуганный грядущими переменами. Напуганный излишней грубостью отца и жестокостью братьев.
Пройдут недолгие восемь лет, и этот мальчишка, сделав почти все так [6], как велела мудрая Ольга, вернется в Город Великим князем Киевским Владимиром I Святославовичем, в народе прозванным Красно Солнышко, а Истории более известным, как Креститель.  Первым из великих государей русских громкой династии Рюриковичей, династии, приведшей на Русь: Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Александра Невского; князей Московских: Дмитрия Донского, собирателя земли Русской Ивана Калиту и первого Великого государя, Божиею милостью царя и великого князя всея Руси, Владимирского, Московского, Новгородского, Псковского, Рязанского, Тверского, Югорского, Пермского, Вятцкого, Болгарского и иных, царя Казанского, царя Астраханского, царя Сибирского и всея Северныя страны повелителя Иоанна IV Васильевича Грозного.
Все это еще будет. А пока… пока это было только начало.

1. "Повести временных лет"
2. Рёрик Ютландский - один из наиболее успешных датских конунгов из династиии Скьёльдунгов. Сегодня практически не вызывает сомнение историческая идентичность Рорика Ютландского и Рюрика Новгородского.
3. "Сага об Одде Стрела"
4. Саксон Грамматик "Сага о Гамлете"
5. Шекспир "Гамлет"
6. Владимир поехал не к датскому королю, а к норвежскому ярлу Хакону Могучему, который по большому счету был в первое время вассалом датского короля, но отложился от Дании.
Tags: "Как это было", Гамлет, Княгиня Ольга, Князь Владимир, Князь Святослав
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments