В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

ВОСХОЖДЕНИЕ часть II

Нижняя адаптация, день третий
Утром ко мне подошел Полковник и спросил:
- Скажи мне, Валера, зачем вот ты сюда приехал? Сегодня суббота, выходной день, помиловался бы с женой, выпил бы бутылочку пива, прогулялся бы… по Долгопрудному?...  – я кивнул головой, - прогулялся бы по Долгопрудному. А вместо этого сейчас придется ломаться. Сегодня очень трудный выход, - говоря это, Полковник нехорошо с ехидством улыбался.
- Соскучился, наверное. По полевым работам соскучился, - глядя ему в глаза, ответил я.
- Ну, хо-ро-шо, - с растяжкой произнес Полковник, - готовься, в 9-30 построение, - и, развернувшись, ушел к Land Cruiser’у Роберта.
Я стоял, смотрел ему вслед и размышлял: «Не доверяет мне Полковник, не-а… Мне, очкарику и ботанику из Москвы. «Масквичу». Не доверяет. Ну и ладно,  моя  задача подняться на Гору, а кто кому доверяет, кто кого любит или не любит, меня не касается. Главное - Гора!» - И я пошел загружать продукты в рюкзак.



В 9 часов Игорь Вениаминович выдал всем нам личную долю продуктов. Мне досталось 12 банок тушенки. 5 килограммов. В принципе, немного. Вообще можно было бы обойтись без этой инсценировки с заброской продуктов своими силами. Все равно все мы забросить не сможем, все равно придется использовать канатную дорогу, завтра мы так и сделаем. Но сегодня нужно ногами подняться с Поляны Азау 2300 до «Бочек» 3800.
С базы «Динамо» мы несколькими ходками Land Cruiser’а перебросили людей и вещи с базы «Динамо» на Поляну Азау.
Пока доезжала наша команда, я стоял и смотрел на канатную дорогу. Канаток там две. Новая, с современными кабинками, и старая, так называемая «балкарская». «Балкарская» - это два больших вагончика, поднимающихся и опускающихся в противофазе. Такой вагончик может забрать сразу всю нашу группу и в два этапа доставить нас на базу «Мир», высота 3500. Но так, считает наш Полковник, не честно, и поэтому мы пойдем пешком.
- В прошлые годы, - начал, стоящий рядом со мной, Игорь, - Петрович (Полковник) обратно команду спускал на канатке…
- Ну, что ты врешь?! – возмутился Горошков. – Когда это было? Это было один раз! В основном всегда вниз шли пешком.
- Значит, я не помню… - согласился Игорь.
- Лучше бы ты мне не говорил, - сокрушенно сказал я, - лучше бы я сразу настроился на то, что и обратно мы пойдем пешком…
- Построились! – выкрикнул Полковник.
Построились. И пошли. Первый большой привал был намечен на станции канатной дороги «Кругозор», высота около 3000 м.
Идти по серпантину дороги, по которой могут на «Бочки» заезжать даже КамАЗы, не очень сложно. Это просто изнурительный подъем по пологой траектории. По долгой пологой траектории. Особых событий и происшествий за время подъема не произошло. Над нами в вагончиках проплывали обычные туристы-зеваки, которые не упирались и не надрывались, чтобы съездить и посмотреть на приют «Бочки»

Приют «Бочки» (информация из интернета)
Промежуточный лагерь при восхождении на Эльбрус. Расположен на горе Эльбрус на высоте 3800 метров, в 50 метрах от станции канатной дороги «Карабаши». На базе имеются 14, так называемых, «бамовских бочек» - цилиндрические металлические жилые домики, применявшиеся в свое время при строительстве БАМа. Каждая бочка рассчитана на 5-6 человек, где можно прожить 7-10 дней. Есть две кухни с газовыми печками, две столовые, электрическое отопление. Это учебно-тренировочная база «Мир» Госкомспорта РФ. За последние десять-двенадцать лет на базе появилось много новых балков, в частности балки с компании «RedFox» - производителя альпинистского снаряжения.
База «Бочки» расположена в зоне климатического перехода, от зимы к лету. Выше зима, ниже лето.

Полковник, глядя на пассажиров канатки, обращаясь ко всем сразу и Роберту лично, на привалах проводил партполитработу:
- Смотри, Роберт, эти изнеженные ничего не смыслящие в жизни люди, сейчас с удивлением взирают на тебя из кабинок канатки. Им не доступно счастье, да что там! Само понимание счастья настоящего мужчины, ставящего перед собой трудную, порой невыполнимую цель, ставящего и добивающегося ее. Они мелки и неинтересны, Роберт. Смотри на них и гордись собой Роберт!

Роберт.
Роберт Назирович Богатырев местный житель. 50 лет. Карачаевец, живет в городе Черкесске. Бизнесмен, пока мы были на восхождении, ему звонили больше всех. Любит и держит лошадей. Перед отъездом у него увели лошадь, о чем он очень сокрушался. Любит детей. На отдыхе постоянно возился с младшим Юнгендом. Приглашал нас с Игорем перед отъездом в гости.

- Гордись, Роберт!
Товарищ Полковник по своему первому образованию был заместитель командира по политической части, комиссар… У него получалось - поднимать дух!
К 12 часам мы добрались до станции «Мир». Высота 3500. За эти дни это пока самая высокая точка, на которую я поднимался. Голова потихоньку кружится. Чувствуется усталость. Очень не хочется больше никуда идти. Командир дает на отдых тридцать минут. Тридцать минут и опять подъем, всего на 300 метров. Боюсь, они будут очень тяжелыми, а пока я сижу, привалившись к памятнику альпинистам, и смотрю, как народ празднует жизнь. Ест шашлыки, пьет пиво, курит… боже мой, они курят! Тошнота подкатывает к горлу… Я отворачиваюсь. По кругу пускают бутыль с водой. Вода - это хорошо… Я делаю глоток, больше не нужно, передаю бутыль Игорю. Прикрываю глаза…
Всё! Подъем. Вперед и вверх!
Я был прав, эти 300 метров дались очень тяжело. Как-то все вырубалось по кругу: сначала резко заболела голова, потом ее отпустило, но накатила усталость, потом онемели ноги, потом ноги прошли, опять заболела голова и все заново. Через сорок минут, когда мы выбрались на площадку на другой стороне дороги от самих бочек, на базе Ред Фокса, состояние было аховое. Я переоделся, майка была насквозь сырой от пота, и надел легкую пуховую куртку. Мы были в снегу. Потом выбрал место, где присесть, и вырубился на несколько минут. Очнулся, когда меня стал теребить Игорь и спрашивать все ли у меня нормально. Я ответил: «Да» - и опять прикрыл глаза. Полковник объявил, что мы тут часа на полтора, поэтому можно расслабиться, перекусить, попить чая, но для начала нужно сдать свои продукты. Через силу поднявшись, я потащил свой рюкзак к железной будке, возле которой хлопотал Горошков.
- Таблетку дать? – спросил он, посмотрев на меня.
- Не надо… Просто устал очень. Голова болит, но не сильно
- Иди, отдохни, попей сладкого чайку.
Мужики тем временем натесали хлеба с салом, достали чеснока, лука, перца, разлили чай и принялись все это рубать.
- На, Палыч, поешь, - предложил бутерброд Сергей Александрович.
- Спасибо, - я вяло взял бутерброд и принялся его жевать. Больше одного куска сала я съесть не смог, второй отдал Даниле. Передали баклашку с чаем. Вот чай замечательный! Сладкий, с лимоном! Выпив чая, я устроился поудобнее, и опять прикрыл глаза. «Ладно, - подумал я, - вниз будет легче. И груза не будет и вообще вниз оно всегда легче»
Час пролетел незаметно. Полковник засуетился. Времени было половина четвертого. Подъёмники работают до четырех часов. Может… Мы опять построились и пошли вниз. Идти было очень неудобно, мы шли по талой зоне, под ногами хлюпали лужи и жидкая глина. На «Мире» Полковник вдруг резко свернул с дороги и направился к канатной дороге.
- Что я говорил! – воскликнул Котенков.
Это был почти последний вагончик. И у нас не было билетов. Билеты покупаются внизу. Но нас и еще группу, только что спустившуюся с седловины, взяли и отвезли на «Кругозор». А там вышла заминка. Смотритель уперся, что у нас нет билетов, и никак не хотел нас пускать, оправляя на балкарскую канатку. Формально он был прав, но фактически был мелкой ссыкливой сволочью, которая даже всю канатку остановила, лишь бы только мы не прошмыгнули без билетов. В конце концов, мы плюнули и пошли к балкарской канатке, которая, вроде бы как, и не работала. Но, о чудо! Она работала и нас отвезли на Поляну Азау, откуда мы опять челночными ходами на Land Cruiser’е переехали на базу «Динамо».
На сегодня все! Ужин, сбор вещей, и завтра перебазировка на «Бочки».
Полковник предложил: если кто пожелает, может пойти на «Бочки» опять пешком, остальные будут поднимать все вещи на канатной дороге.
Я прикинул и решил, что пойду пешком. А чего? Надо же акклиматизацию-адаптацию нарабатывать. Скоро подъем, а я как муха мороженная. Сказал об этом Игорю. Игорь тоже задумался. Ладно… утро вечера мудренее.

Переброска на Бочки
Все, конечно, получилось не так. Сначала Полковник удивился, когда узнал, что нас желающих идти пешком, так много. Потом на построении, куда я, замешкавшись, опоздал, произошел небольшой скандал. Что-то Юра сказал или даже посоветовал Полковнику, и Полковник взорвался. Все! Демократия кончилась давно. Полковник чуть не пальцем всем указал место в строю, в смысле, кто идет пешком, а кто поднимается на канатке. Мне указали место в канатном строю.
- И не смей мне указывать впредь! – подвел итог Полковник Юре. Юра стоял, опустив голову.

Юра.
Юрий Дамиденко. Старше пятидесяти лет. Бывший десантник, разведчик. Родом из Белоруссии из Бобруйска. Как сам говорил, на 300 тысяч населения Бобруйска в 80-х только 10 человек были призваны в десантные войска. И только 6 попали в Афганистан. И только 4 попали в разведчики… Конечно, этим фактом гордится. Хороший парень, на таких, как говорят, можно положиться. Но есть у него одна особенность. Он как будто остался в той войне. Он ведет себя и общается, как тот мальчишка десантник, герой разведчик, а не взрослый человек 21-го века. А может, мне показалось. Может быть он в горах такой. Мы то там все, как мальчишки.
Юра - альпинист, но это не помешало ему игнорировать солнцезащитный крем и спалить свою морду лица дотла. Очень она у него обгорела… Очень.

Опять Роберт в несколько ходок отвез всех нас на Поляну Азау. Первыми уехали наши пешие бойцы во главе с Полковником. Потом перевезли всех остальных с вещами. Пока дожидались вагончика балкарской канатки, я что-то задергался и пошел, купил еще одну «балаклаву» (я не помнил, куда я сунул свою, купленную в Москве) и еще одну пару варежек.
Пришел вагончик, мы закидали половину его своими шмотками, загрузились сами. С нами вместе поднимались четыре человека - семья бизнесмена средней руки и трое пограничников. Жена бизнесмена, глядя на всю нашу чехарду, поинтересовалась «куда мы?» Мы ответили куда. Она покачала головой и как бы в сторону спросила: «Зачем люди ходят в горы?» Никто не успел ответить, как всунулся пограничник, который выдал что-то вроде того: «Делать нечего, вот и лезут!» Мы все промолчали, а бизнесмен шикнул на жену в смысле: «Нечего спрашивать всякие глупости!». На «Кругозоре» мы перекинули вещи на следующий вагончик, с нами поехали только семья бизнесменов, пограничники остались на «Кругозоре». Игорь Горошков попытался объяснить «зачем». Он обозвал пограничника «молодым», пытался привести какие-то аргументы, но кажется не смог убедительно словами доказать необходимость восхождения на Эльбрус. А действительно «зачем»?
На «Мире» мы перетаскали все вещи из вагончика к карусельной канатной дороге. Вагончиков на ней нет, есть деревянные кресла на одного человека. Теперь четверо отправляются со своими рюкзаками наверх, остальные грузят вещи на сидушки, а потом доезжают сами. За полчаса все вещи были заброшены на «Карабаши». Мы практически на месте. В несколько ходок перенесли все барахло к вагончикам Ред Фокс. На три - четыре ближайших дня они станут нашим домом. Игорь Горошков, связавшись с Полковником, получил указания по размещению. Два вагончика по 8 человек. В первом будут жить: Полковник, Горошков, Роберт, я, Котенков и два наших сына полка. Остальные во втором. Дополнительно поступило распоряжение: всем выдвинуться на встречу группе Полковника, мне и Мурату отыскать воду, коку готовить обед.

Магомедов Мурат Нажмудинович. Прости Мурат, я не запомнил твою национальность. Мурат из Дагестана, там очень много народов и народностей. Он мне называл свою национальность… Но я забыл.
Жил был молодой простой крестьянин тракторист в дагестанском селе, звали его Мурат. И был он умным крестьянином, и поэтому он учился в техникуме. После окончания техникума, Мурат стал инженером по технике безопасности. А потом мир поменялся, и нужно было выкручиваться. И Мурат переехал в Чечню, где стал… зубным техником. А потом, Мурат переехал в Кисловодск и, стал там милиционером. Сейчас ему за сорок, и у него задача стать офицером полиции, но для офицера нужно высшее образование, которое он получит, но только через год, а сейчас надо становиться специалистом по информационным технологиям, другой вакантной офицерской ставки в полиции Кисловодска нет. И Мурат согласился! «У меня брат в банке в Краснодаре работает, он айтишник, он мне поможет!» И я уверен, что а) брат ему поможет и б) Мурат станет специалистом по информационным технологиям, по крайней мере Винды и Ворды он ставить научится. А вообще он - хороший парень.

По приказу Полковника мы с Муратом пошли искать воду. Собственно вся вода - это талая вода с ледников. Мы поинтересовались у соседей, где ее можно отыскать, те ткнули рукой вверх. Вверх так вверх. Но поднявшись, мы не смогли найти ни «трубы», про которую говорят, ни проруби… Мы уже были выше своей базы метров на пятнадцать, и выше подниматься смысла не было, выше был снег. Рядом стояли палатки и вокруг них копошились какие-то люди.
- Добрый день! Не подскажете, где можно взять воду? – обратился я к ним.
Парни оторвались от своих дел и непонимающими глазами уставились на меня.
- Иностранцы! – сделал вывод Мурат – Пошли.
- Погоди… - остановил его я. – Hello! Excuse me! Where is water? – вновь обратился я и получил ответ.
- Hello! Here is brook.
Ручей значит. Мы подошли с Муратом к ручью… Мда… Ручеек-то грязноват.
- Ладно, давай наберем пока здесь, потом посмотрим… - сказал я Мурату.
И мы стали пристраивать свои пластиковые пятилитровые бутыли.
- Where are you from? – поинтересовался я у иностранцев.
- We’re from Denmark.
- Датчане, они, - сообщил я новость Мурату.
Набрав четыре бутыли грязноватой, желтоватой жидкости, мы пошли обратно к свои домикам. И тут меня накрыло! Я замычал от боли и чуть не поскользнулся на грязном льду.
- Валерий Павлович, что случилось? – засуетился Мурат.
- Накрыло… Голову… Горняшка. – присел я. – Ты иди, Мурат, я посижу и пойду.
Голова разламывалась на части, причем, если я наклонялся или приседал, то боль кратно усиливалась.
Доплетясь до кухни, я сдал бутыли, выслушал кока, что такая вода не пойдет, не найдя Мурата, я, прихватив следующую пару пластиковых бутылей, пошел искать настоящую воду по всей базе. База приблизительно размером с футбольное поле, и вся она перепахана ратраками (большими гусеничными снегоходами), причем по погоде на 3800 конец марта, все тает, ходить очень трудно, по мокрому-то снегу.
Воду я нашел на другом конце базы. Там было что-то вроде колодца в снегу, и вода была чистая, прозрачная, как из родника. Пересилив себя, я присел на корточки и наполнил бутыли. В голове бухало как в кузнечном цеху. С несколькими передышками вернулся к свои домикам. К этому времени уже все собрались, был готов обед. Я, чтобы больше не мучится, выпил таблетку нурофена.
Кстати говоря, не один я мучился. Мелкого рвало. Остальные тоже страдали от головной боли.
Мне после еды и таблетки заметно полегчало. Правда, Полковник всем пообещал ночь кошмаров, ссылаясь на то, что горняшка накрывает особенно интенсивно от 3 до 5 утра. Доживем – увидим. А пока я отвел «живых» пацанов к «колодцу», где можно взять воду.
К пяти вечера все дела были переделаны, на 19-00 ожидалось поднятие флага. Наша команда из года в год поднимает два флага. Оба флага Десантных подразделений. Один поднимается на «Бочках». Второй на мемориальной горе на «Приюте Одиннадцати». Второй будем поднимать завтра. А пока, сегодня до 19-00, есть еще два часа, нужно их использовать с пользой, и я, укрывшись толстым одеялом и спальником, провалился в сон.
Растолкал меня через час Игорь, и сказал, что Полковник просит пригласить на подъем флага датчан. Надо так надо. Голова болела вполне приемлемо, я надел шерстяные носки, тапочки и пошел звать датчан.
Датчане долго не понимали, что я от них хочу. И не то чтобы мой английский был… мня… не очень хорош, а им была не понятна сама ситуация. На Горе поднять флаг - это понятно, а тут? Но, в конце концов, мне удалось их уговорить. Тем временем на импровизированном плацу уже собралась наша команда, и на высокий столб уже лез Андрей с флагом, Полковник и Котенков были в голубых беретах, Горошков в пилотке.
Флаг прикрепили, Полковник сказал несколько проникновенных слов, умеет товарищ комиссар речи говорить, потом выступили товарищи. Датчане стояли в стороне, но когда Полковник подал команду «Смирно» и отдал честь, басурмане лихо вздернули правую руку к виску. «Да они военные!» - уверенно высказался Полковник и оказался прав.
По случаю поднятия флага, мы в своем кухонном балке организовали праздничное чаепитие, на которое пригласили всех своих соседей. Пришли несколько девушек из Тольяттинской группы, они не дождались погоды и на завтра уходили вниз. И пришли трое датчан, Стефан, Каспер и Кузнец (он себя назвал Смит и постучал кулаком по столу, мы все и поняли). Посидели, попили чайку, поболтали. Причем я выступал в роли переводчика, чем изрядно повеселил самого себя. Не такой мой английский, чтобы быть переводчиком. Но за неимением лучшего… у других знание английского заканчивалось на фразе «Moscow is the capital of the Soviet Union», я очень даже сгодился.
День заканчивался. Полковник обещал тяжелую ночь. Завтра первый высотный адаптационный выход на высоту 4300.


Tags: Эльбрус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments