В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

КНЯЗЬ

«Жребий брошен! Рубикон перейден!»
Г.Ю.Цезарь


Давным-давно эту историю рассказал мне мой старший брат Вячеслав. Запомнилась она мне практически дословно. Произошла она 30 лет назад в далеком 1979 году.
Мой брат в 78-79 году проходил срочную службу офицером в космических войсках. Часть располагалась в Грузии, в 40 километрах от Тбилиси, рядом с селом Сартычалы. Призвали брата практически «на излете», в 27 лет. И вот он, великовозрастный детина, попал на службу лейтенантом, и его коллеги лейтенанты, которым после училища было едва по 21-ому году, сразу окрестили брата - «Дед». И то ли из-за разницы в возрасте, то ли потому, что он гражданский человек, а они кадровые офицеры, как-то не складывались у него дружеские отношения ни с кем из этих ребятишек. Так было, пока в часть на службу не приехал Князь. Юра Кистенев-Кавказский. Лейтенант, выпускник Военного института имени Можайского. Весельчак и балагур. Красавец, бабник и выпивоха. А главное, умница! Вот тут то и пробежала искра между моим братом и Князем. Да такая искра, что потом, до самой своей смерти, Слава Юрку называл своим лучшим другом, между прочим, в ущерб школьным и институтским друзьям.
Был он на самом деле не князь, предки его были мелкопоместными саратовскими дворянами Кистеневыми (уж, не из разбойников ли?). А приставку к фамилии «Кавказский» заслужил в Кавказских войнах 19-ого века его прапрадед. Кажется так. Но чести и достоинства в этом лейтенанте было выше крыши. Точно, не дать ни взять, юноша княжеского рода. Не исчез дворянский гонор из этой фамилии за Советские годы. Собственно, этот гонор и стал причиной события, о котором рассказал мне брат.
Как и во всяких войсках, в космических войсках были места службы для «ссыльных», а были места элитные. К ссыльным в первую очередь относился Сара-Шаган, измерительный пункт, расположенный в пустынных степях Казахстана, правда, на берегу озера Балхаш. Красиво, но тошно. Жили там практически одни мужики, семьи, как правило, туда не брали. Летом жара, а зимой безумный холод и ветер. Тоска. Все это выматывало и вредно влияло на здоровье. Выпивку туда не поставляли, а выпить хотелось. Космические войска это куча электронной аппаратуры, и потому пили «технарь» - технический спирт. Здоровья он, естественно, тоже не прибавлял. Были и другие ссыльные места, но перед Сара-Шаганом бледнело все.
К элитным местам относились: по вполне естественным причинам Евпатория Западный Центр дальней космической связи; Подмосковные Краснознаменск и Щелково; Ленинградское Красное Село. К элитным же, как на первый взгляд ни странно, относилось и Камчатское Елизово. Камчатка сам по себе край красивый до безумья: сопки, вулканы, гейзеры; но с точки зрения здоровья достаточно гнилой. Близость моря, точнее Тихого Океана, на простых континентальных славян оказывала не самое лучшее воздействие, а учитывая, что по широтам это еще достаточно высоко, то значит, не просто сыро, а холодно и сыро. Но! Камчатка давала широкие возможности!
Во-первых: там был коэффициент по зарплате. Чуть ли не 2. И без того неплохие офицерские зарплаты становились прямо-таки гигантскими.
Во-вторых: коэффициент на выслугу лет, а это звания, близость пенсии (кто не помнит, в Советском Союзе были очень недурные офицерские пенсии, получить такую лет в 40 было прямо сказка).
В-третьих: снабжение. Личный автомобиль в 70-х 80-х годах был практически верхом обеспеченности. Выше были только работники ЦК, писатели и артисты со своими Подмосковными дачами. А автомобили на Камчатку офицерам везли с завидной регулярностью.
И, в - пятых: с Камчатки, как правило, открывалась прямая дорога в Академию, а там и до НИП Центра космических полетов «Голицыно-2» в Краснознаменске не далеко. И можно даже дослужиться до полковника. А это вам не фунт изюма, в 80-х полковник в Подмосковье, это серьезно!
В общем, много всяких благ обещала служба в Камчатском Елизово.
И, конечно же, каждый молодой кадровый офицер космических войск мечтал попасть на Камчатку.
И, конечно же, для того чтобы попасть туда, надо было себя проявить. Стать лучшим в боевой и политической подготовке, классным (I Класса) специалистом, спортсменом-разрядником и прочия-прочия-прочия.
И, конечно же, при отборе кандидатов едва ли ни первое слово наряду с командиром части имел заместитель командира по политической части - замполит.
И, конечно же, лейтенант Кавказский, так его все стали звать в части, тоже загорелся мечтою попасть туда. Мой брат попасть туда не стремился, ибо решил не связывать свою дальнейшую жизнь с армией.
Случилось так, что Князю повезло! Точнее скажем так, он честно заработал это направление на Камчатку. Специалистом он был одним из лучших, голова светлая, спортсмен-разрядник в тяжелой атлетике. Единственное, что могло осложнить перевод, это натянутые отношения с замполитом. То ли из-за того, что Юра был из «бывших», то ли из-за того, что просто «шибко умный», но у него с замполитом возникали регулярные конфликты, причем, как это водится в армии, старший по званию замполит, подполковник, умело унижал младшего по званию Юру. Но Юра был прекрасно подготовлен и по политической части, активно участвовал в общественной жизни части, пел под гитару, участвовал в концертах, в соревнованиях, отлично справлялся с подчиненными солдатами, и поэтому замполиту особенно нечего было возразить против направления Юры в Елизово. Тем более что это направление очень активно поддерживал командир части, сам инженер и светлая голова. И главный инженер части подполковник Чиковани тоже поддерживал.
Об этом подполковнике следует сказать отдельно. «Чиковани» это грузинский княжеский род. То есть, подполковник Чиковани был настоящий князь. Князь то князь, но еще и радиоинженер от Бога. Сам никогда не чурался сесть с паяльником, если что-то выходило из строя. Обычно, на станциях космического слежения устранение неисправностей выполняется полной заменой выгоревшего блока, но иногда приходилось и перепаивать. Вот тут то подполковник и князь брал в руки пинцет и паяльник.
И вот Чиковани как-то узнал, что Юру называют Князем, и однажды Слава присутствовал при одном интересном разговоре.
Чиковани: «Юрий, вы, действительно, князь?».
Юра: «Ну, что вы, товарищ подполковник!»
Чиковани: «Но ведь что-то в вас есть…».
Юра: «Предки из саратовских дворян.»
Чиковани: «Я так и знал! Кровь всегда чувствуется!»
Нашли друг друга.
Так вот этот, третий человек в части, тоже активно поддерживал кандидатуру лейтенанта Кавказского.
В общем, наступил день, и в часть пришло направление на Юру. Радости и гордости не было предела. Русская душа так устроена, что если предела нет, то его нужно раздвинуть еще больше. Обычно он раздвигается большим количеством выпитого спиртного в коллективе преданных друзей. В Грузии всегда было вино! Шел 4-ый час гуляния, Слава уже раздвинул пределы до границ Вселенной и теперь лежал на кровати в счастливом беспамятстве. Юра же, как человек сильный и выносливый, продолжал раздвигать дальше. В какой-то момент он решил, что еще не все он здесь в Сартычалах выполнил. Что есть у него еще одно предназначение, а, именно, сказать всю правду замполиту, причем, как человек благородный, Юра решил это сделать в лицо. У настоящего офицера мысль не расходится со словом, а слово с делом.
Через 5 минут, Юра стоял перед дверью квартиры замполита и упорно давил на кнопку звонка. Двери ночью в военной части открывают всегда. Военная жизнь она такая, что служба не кончается после 6 вечера. В общем, дозвонился Юра. Вышел сам замполит. И Юра без всяких предисловий начал:
Юра: «Товарищ подполковник, вы – свинья! Я так вам давно хотел это сообщить. И, вот, имею честь, сообщаю. Вы - свинья!»
Замполит: «Лейтенант вы - пьяны.»
Юра: «Не на столько пьян, чтобы не отличить свинью от человека!»
Замполит: «Лейтенант Кавказский, еще раз говорю, вы - пьяны! Идите, проспитесь!»
Юра: «Пьяный проспится, дурак - никогда! Это я о вас товарищ подполковник!»
В это момент в офицерском общежитие хватились Юру. Кто-то видел, как он пошел к четырехэтажке, и поэтому сразу вычислили, КУДА Юра мог пойти. И побежали выручать балбеса. Но было уже поздно. Несмотря на то, что замполит действительно был хорошая сука, жизнь молодому дураку ломать он не собирался. И настойчиво пытался выпроводить Юру, чтобы на утро замять эту историю. Но тут, как на зло, на шум вышел сосед замполита, подполковник Чиковани, и Юра уже при нем еще раз обозвал замполита «свиньей». Получилось оскорбление «в присутствии», а значит замять дело замполиту было уже невозможно. Тут подоспели ребята и все-таки увели Юру в общежитие.
И, конечно же, продолжили гулять, не особо придав значение, произошедшему инциденту. А зря!
На утро в общежитие явился вестовой, с приказом «Лейтенанту Кавказскому срочно явиться к командиру части!»
Юру растолкали.
Юра никакой.
Юру замочили в холодной ванне. Юру растерли полотенцем. Напоили кофе. Юру вырвало.
Тут поднялся мой старший. Ему все рассказали. Он только сказал «П..ц!». Достал бутылку водки, налил полстакана и заставил выпить Юру. Юру опять вырвало.
С третьей попытки ему удалось-таки выпить 50 грамм. После этого Юру перестало мутить, и он начал соображать. Он побрился, надел форму и бледный с мерзко потеющими ладонями пошел к командиру.
Далее как стенограмма.
Юра: «Товарищ полковник, лейтенант Кистенев-Кавказский по Вашему приказанию прибыл!»
Командир: «Вижу, Юра, вижу. Подождем, сейчас замполит придет.»
Входит замполит.
Командир: «Лейтенант Кавказский, будьте добры доложите, что вчера произошло?»
Юра: «Недоразумение, товарищ полковник!»
Замполит: «Недоразумение, говорите? Вы можете, повторить, что вы мне говорили вчера? Как вы меня назвали при подполковнике Чиковани?! А? Что же вы молчите? Вчера вам было просто говорить, а сегодня вы молчите. Что же вы за свои слова ответить не можете? Может позовем подполковника Чиковани? Князя Чиковани! Вы ведь тоже «князь»? Что же вы не можете честно ответить, как полагается офицеру? А?»
Юра: «Товарищ подполковник, я назвал вас «свиньей»!»
Командир: «Достаточно лейтенант! Товарищ подполковник, Вы можете быть свободны.»
Замполит вышел.
Командир: «Садись Юра. Юра - Юра, что же ты наделал? Он ведь уже написал рапорт на мое имя с просьбой не направлять тебя в Елизово, а оставить проходить службу в нашей части под его присмотром, «в виду того, что лейтенант Кистенев-Кавказский не сдержан и груб в общении со старшими по званию». Юра я не могу тебя оправить на Камчатку. Ты это понимаешь?»
Юра это понимал. И еще он понимал, что теперь служить ему будет невыносимо трудно, даже если он извинится перед замполитом, чего он делать не собирается, и уж точно не соберется никогда. Все рухнуло в одночасье.
Еще долгих три года Князь оставался служить на измерительном пункте в Сартычалах. И только в 82-ом году он был направлен проходить службу в тайгу, в Томскую область, в Колпашево. Так вот изменилась судьба человека за пять минут.
Прошло 30 лет. 6 лет как нет моего брата. Князь, закончив службу майором в Воркуте, давно на пенсии и работает в школе. А я по-прежнему хорошо помню эту историю и еще помню слова брата, которыми он закончил эту историю: «Валера, никогда не сжигай мосты до конца!»
ноябрь 2009
Tags: Лаврусь Вячеслав, Юрий Кистенёв-Кавказский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments