В.Лаврусь (v_lavrus) wrote,
В.Лаврусь
v_lavrus

КАВКАЗКАЯ КОРПОРАТИВНОСТЬ

Вчера отпустили журналистов «Life News». Мутное дело. Каким-то образом в процессе освобождения приняли активное участие чеченцы во главе с Кадыровым. Президент Кадырова потом поблагодарил. Сами освобожденные парни ничего толком рассказать не смогли, их до посадки в Кадыровский самолет держали с мешками на голове. Киселев потом пытался все объяснить тем, что когда Рамзан Кадыров выступил в пользу освобождения журналистов, то чеченцы всего мира восприняли это как негласный приказ к действию, Рамзану оставалось только самолет пригнать в Киев. Что же… может быть. Солидарность и корпоративность у горских и кавказских народов, и правда, очень высокая, в этом я мог убедиться сам.



В мае 1989 года я - молодой инженер кафедры «Электротехника» Куйбышевского авиационного института - был отправлен на конференцию молодых специалистов в белорусский город Могилев. Все это тогда был «единый могучий Советский Союз».
Как я туда летел - это тоже отдельная история.
Рейс на Ан-24 выполнялся с двумя промежуточными посадками. В Воронеже и Гомеле. Но нас угораздило попасть в грозовой фронт. Сам по себе полет на Ан-24 часто бывает не очень комфортным, а тут самолет начало так нещадно болтать, что тот небольшой перекус, который нам устроил экипаж, уже через двадцать минут был в пакетиках для тошнотиков. Я мужественно крепился, хотя запах в салоне стоял… крепкий был запах. Еще через двадцать минут мы приземлились в аэропорту города Тамбова. То есть не Воронежа и не Гомеля. После того как открыли дверь и приставили трап, народ выполз из самолета и устроился прямо на травке. Некоторых продолжало тошнить уже на земле. Приехал автобус и отвез нас в здание аэровокзала, где кроме нас не было никого. Мы сидели и с тоской взирали на удаляющийся в северо-западном направлении грозовой фронт. То есть я хочу сказать, мы его не перелетели!
Еще через час нас опять посадили в самолет и мы вылетели в Воронеж. И опять нас болтало, и опять пассажиров тошнило, и опять мы все прилетели зеленые – презеленые, и, несмотря на то, что время было уже обеденное, никто есть ничего не хотел. Еще через час мы вылетели в Гомель, и опять нас мотало, и уже, кажется, не тошнило, потому что уже не чем было тошнить. Было такое ощущение, что мы все время идем в хвосте грозового фронта, наверное, так оно и было.
Добрались мы до Могилева на 3 часа позже, уже практически ночью, голодные, злые и если бы не маленькая бутылочка коньяка и бутерброд из дома, то жизнь в тот день для меня совсем бы не удалась.
А на следующий день у меня был доклад. Но время было молодое, и я вполне успешно отстрелялся. Вечером у нас был фуршет в ресторане, где нас изрядно накормили и изрядно же напоили. На фуршете я познакомился с девушкой. Девушка была симпатичная, общительная, очень любила танцевать. Она была из Гомеля, а в Могилеве она училась, в педагогическом ВУЗе. Мы замечательно пообщались, потанцевали, хорошо провели время. А на завтра я улетел обратно в Куйбышев..

На этот раз рейс выполнялся без всяких приключений и спустя 7 часов мы приземлились в аэропорту Курумоч. На том бы история и заканчивалась, но!
У нас на кафедре работал азербайджанец Нимат. Настоящий кавказец, очень общительный, пробивной, на кафедре его держали еще и за то, что Нимат мог достать всё. Время было дефицитное. Я с Ниматом был дружен, он часто обращался ко мне по поводу своих и не только контрольных - он учился на вечернем - а я соответственно не знал проблем с дефицитными товарами. Да и так мы с ним неплохо общались.
После приезда из Могилева я как-то посокрушался, что встретил там замечательную девушку, а вот координат у нее не взял никаких, и даже теперь позвонить некуда. Нимат посочувствовал, а потом спросил: «А где учится и как зовут?» «Марина Куклачева, Могилевский пединститут». Говоря это, я не то что бы ни на что не рассчитывал… Это сегодня с развитыми информационными технологиями человека можно попытаться отыскать только по одному имени, а тогда чтобы найти человека нужно было обращаться в МВД, паспортные столы, и частные запросы, если это не касалось алиментов, не обслуживались ни при каких обстоятельствах. Так вот, я не то чтобы не рассчитывал, я не рассчитывал совсем!
Каково же было мое изумление, когда через два дня Нимат принес мне всю информацию о человеке. Где живет, номер телефона, и даже отчество. Получив листок с контактами, я только смог спросить: «Но как?!» «А у меня земляк в Могилеве в педагогическом учится. У него в деканате девочки знакомые работают. Я ему позвонил, он пошел, спросил, ему все записали. Он потом мне перезвонил, и я для тебя записал. Все просто!»

Возможно, с журналистами было не все так просто. Но что-то мне говорит о том, что особых сложностей для этих парней с Кавказа не было.


Tags: Могилев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments